Самые известные оперы мира: Сказка о Царе Салтане, Н. А. Римский-Корсаков

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Сказка о Царе Салтане, Н. А. Римский-Корсаков

Опера в четырёх действиях с прологом; либретто В. И. Бельского по одноименной сказке А. С. Пушкина.
Первая постановка: Москва, 1900 год.

Действующие лица:
царь Салтан (бас), младшая сестра (Царица Милитриса) (сопрано), средняя сестра (Ткачиха) (меццо-сопрано), старшая сестра (Повариха) (сопрано), сватья баба Бабариха (меццо-сопрано), царевич Гвидон (тенор), царевна Лебедь (в начале Лебедь-птица) (сопрано), старый дед (тенор), гонец (баритон), скоморох (бас), первый корабельщик (тенор), второй корабельщик (баритон), третий корабельщик (бас). Голоса чародеев и духов, бояре, боярыни, придворные, нянюшки, дьяки, стражники, войско, корабельщики, звездочёты, скороходы, певчие, слуги и прислужницы, плясуны и плясуньи, народ, тридцать три морских витязя с дядькой Черномором, белка, шмель.

Действие происходит частью в городе Тмутаракани, частью на острове Буяне.

Пролог.

Зимний вечер. Деревенская светлица. Три сестры прядут. Старшая и Средняя сёстры не слишком усердствуют, поощряемые бабой Бабарихой: «Через силу не пряди, дней ведь много впереди». Однако, младшей сестре – Милитрисе – не дают сидеть сложа руки. Старшие сёстры похваляются друг перед другом своим дородством и красотой и мечтают о том, что бы каждая из них сделала, если б вдруг стала царицей.

У дверей светлицы остановился царь, проходивший со свитой бояр мимо. Он прислушивается к разговору сестёр. Старшая сулит устроить пир на весь мир, Средняя — наткать полотна, Милитриса обещает для батюшки-царя родить богатыря. Царь входит в светлицу. Ошеломлённые сёстры и Бабариха падают на колени. Царь велит всем следовать за ним во дворец, чтобы стать: Милитриса — царицей, а её сёстры — Поварихой и Ткачихой.

Сёстры раздосадованы и просят Бабариху помочь им отомстить Милитрисе. Бабариха предлагает план: когда царь уедет на войну, а царица родит сына, они пошлют царю вместо радостного известия грамоту: «Родила царица в ночь не то сына, не то дочь. Не мышонка, не лягушку, а неведому зверушку». Сёстры одобряют план и заранее торжествуют победу.

Действие первое.
Царский двор в Тмутаракани. Милитриса грустит. Около неё Бабариха и Скоморох, прислужницы, у ворот — стража. Входит Повариха с подносом яств. Появляется Старый дед и просит пропустить его к царевичу, он хочет распотешить ребёнка сказками. Приходит Ткачиха — похвастать вытканным ею затейливым ковром. Проснулся царевич. Няньки поют ему весёлую детскую песенку «Ладушки». Царский двор наполняется народом. Все восхищаются царевичем, хор исполняет здравицы в честь него и царицы.

Расталкивая толпу, вваливается пьяный Гонец с грамотой от царя. Он жалуется царице на то, как плохо был принят царём Салтаном, и рассказывает о «хлебосольной бабушке», накормившей его досыта и напоившей допьяна. Дьяки читают царскую грамоту: «Царь велит своим боярам, времени не тратя даром, и царицу, и приплод в бочке бросить в бездну вод». Все в недоумении. Милитриса в отчаянии. Сёстры и Бабариха злобно радуются. Вводят царевича Гвидона. Царица обнимает его, в грустной песне изливая свою скорбь.

Выкатывают огромную бочку. Под плач и причитания народа царицу с сыном замуровывают в бочку и провожают до берега. Плач толпы сливается с шумом набегающих волн.

Действие второе.
Берег острова Буяна. Оркестр рисует величественную картину водной стихии. На гребне волны то появляется, то исчезает бочка. Постепенно море успокаивается, выбрасывает бочку на берег, и из неё выходят Милитриса и повзрослевший царевич. Они радуются спасению, но царица озабочена: ведь «остров пуст и дик». Гвидон успокаивает мать и принимается за дело — мастерит лук и стрелу. Вдруг раздаётся шум борьбы и стон: это на море «бьётся лебедь средь зыбей, коршун носится над ней». Гвидон прицеливается и выпускает стрелу из лука.

Стемнело. Изумлённые царица и царевич видят Лебедь-птицу, выходящую из моря. С благодарностью обращается она к своему спасителю Гвидону, обещает «отплатить ему добром» и открывает свою тайну: «Ты не лебедь ведь избавил, девицу в живых оставил. Ты не коршуна убил, чародея подстрелил». Лебедь-птица советует не горевать, а ложиться спать. Милитриса и Гвидон решают последовать совету. Мать поёт сыну колыбельную песню. Оба засыпают.

Наступает рассвет. Из утреннего тумана вырисовывается сказочный город Леденец. Царица и царевич просыпаются, любуются видением, и Гвидон догадывается: «вижу я – Лебедь тешится моя!». Из ворот города выходит ликующий народ, благодарит Гвидона за избавление от злого чародея и просит княжить в славном городе Леденце.

Действие третье. Картина первая.
Берег острова Буяна. Вдали виден корабль, везущий гостей-корабельщиков в Тмутаракань. С тоской смотрит им вслед Гвидон. Он жалуется Лебедь-птице, что прискучили ему все чудеса острова, а хочет он видеть отца, да так, чтобы самому остаться невидимым. Лебедь-птица соглашается выполнить его просьбу и велит царевичу трижды окунуться в море, чтобы обернуться шмелём.. Звучит знаменитый оркестровый полёт шмеля — это Гвидон улетает догонять корабль.

Картина вторая.
Царский двор в Тмутаракани. Царь Салтан сидит на троне, он грустен. Около него Повариха, Ткачиха, Бабариха. К берегу пристаёт корабль. Торговых гостей приглашают к царю, сажают за уставленный яствами стол, потчуют. В благодарность за угощение гости начинают рассказы о чудесах, виденных ими в свете: превращение пустынного острова в красивый город Леденец, в котором живут и белка, умеющая грызть золотые орешки и петь песенки, и тридцать три богатыря.

Повариха и Ткачиха стараются отвлечь внимание царя другими рассказами, а Шмель злится на них за это и жалит каждую в бровь. У царя Салтана всё усиливается желание посетить чудесный остров. Тогда Бабариха заводит рассказ о самом удивительном из чудес: о прекрасной царевне, которая красотой «днём свет божий затмевает, ночью землю освещает». Тут Шмель жалит Бабариху в самый глаз. Она кричит. Начинается общий переполох, ловят Шмеля, но он благополучно улетает.

Действие четвёртое. Картина первая.
Берег острова Буяна. Вечер. Гвидон мечтает о прекрасной царевне. Он зовёт Лебедь-птицу, признаётся ей в любви к царевне и просит найти её. Лебедь не сразу выполняет его просьбу: она сомневается в его чувстве. Но Гвидон настаивает, он готов идти за любимой «хоть за тридевять земель.» И наконец Лебедь молвит: «Зачем далёко? Знай, близка судьба твоя, ведь царевна эта — я». В сгустившейся темноте возникает Царевна-Лебедь в ослепительном блеске своей красоты.

Наступает утро. Доносится песня. Это царица Милитриса идёт к морю в сопровождении прислужниц. Гвидон и Царевна просят её дать согласие на брак. Милитриса благословляет детей.

Картина вторая.
Оркестровое вступление повествует о городе Леденец и его чудесах: белка, богатыри, Царевна-Лебедь. На острове Буяне ждут прибытия Салтана. Раздаётся колокольный звон. Корабль пристаёт к пристани. На берег сходит свита царя, а за ней — Салтан в сопровождении Поварихи, Ткачихи, Бабарихи. Гвидон приветствует знатного гостя, усаживает рядом с собой на трон и предлагает полюбоваться чудесами. По знаку царевича трубят глашатаи, возвещая о появлении хрустального домика с замечательной белкой, а потом — витязей с дядькой Черномором, и, наконец, из терема выходит Царевна-Лебедь.

Все восхищены и прикрывают глаза руками, ослеплённые её красотой. Салтан взволнован. Он просит волшебницу-Лебедь показать ему царицу Милитрису. «Взглянь на терем!» — отвечает Лебедь. На крыльце показывается царица. Дуэт Салтана и Милитрисы радостен и взволнован. Царь спрашивает о сыне. Гвидон выступает вперёд: «Это я!». Повариха и Ткачиха падают в ноги царю Салтану, моля о прощении. Бабариха в страхе убегает. Но на радости царь прощает всех.

Истоки замысла оперы по пушкинской «Сказке о царе Салтане» (1831) точно не установлены. Есть основания полагать, что эту мысль подал Римскому-Корсакову В. В. Стасов. Разработка сценария началась зимой 1898—1899 года. Окончить оперу предполагалось к столетию со дня рождения Пушкина (в 1899 году). Весной 1899 года композитор приступил к сочинению музыки. К осени опера была написана, а в январе следующего года завершена работа над партитурой. Премьера «Сказки о царе Салтане» состоялась 21 октября (2 ноября) 1900 года на сцене московской частной оперы — Товарищества Солодовниковского театра. «Салтан» относится к излюбленному композитором сказочному жанру, но среди аналогичных произведений занимает рубежное положение. За внешней непритязательностью сюжета скрывается многозначительный смысл.

Солнечная, полная легкого юмора, эта опера воссоздает обаятельные черты жизнерадостной сказки Пушкина. Однако в условиях русской действительности конца XIX века в «Сказку о царе Салтане» был привнесен новый оттенок. Мягкий юмор, окрашивающий это произведение, приобретает в обрисовке глуповатого, незадачливого царя и его придворного окружения характер нескрываемой иронии, которая предвосхищает остро сатирическую направленность последующих сказочных опер Римского-Корсакова «Кащей Бессмертный» и «Золотой петушок».

«Сказка о царе Салтане» — одно из наиболее солнечных произведений оперной литературы. Музыка ее, озаренная безоблачной радостью и мягким юмором, течет легко и непринужденно. В ней воссоздана наивная простота и свежесть народного искусства. Музыка насыщена мелодическими оборотами и затейливыми ритмами народных песен и плясок. Значительную роль в опере играют симфонические эпизоды, в которых последовательно применены принципы программности. Эти эпизоды органически включены в сценическое действие, дополняют его.

На протяжении всей оперы повторяется праздничный фанфарный клич; он возникает в начале каждой картины как призыв: «Слушайте! Смотрите! Представление начинается!». Открывается им и введение оперы, занимающее место увертюры. Безмятежно льется песня старшей и средней сестер, выдержанная в народном духе. В завязывающейся беседе ворчливым репликам Бабарихи и дробной скороговорке сестер отвечает широкая лирическая мелодия Милитрисы. Грубовато-помпезный марш и решительные вокальные фразы обрисовывают облик своенравного царя.

Первому акту предшествует маршеобразное оркестровое вступление, которому предпослан эпиграф из пушкинской сказки:

В те поры война была.
Царь Салтан, с женой простяся,
На добра коня садяся,
Ей наказывал себя
Поберечь, его любя.

Действие начинается спокойной колыбельной песней, основанной на подлинной народной мелодии; на протяжении акта она повторяется несколько раз, передавая неторопливо размеренный ход жизни. Юмором народных прибауток проникнут шутливый диалог Скомороха и Старого деда. Появление царевича сопровождается мелодией детской народной песенки «Ладушки». Приветственным хором народа заканчивается первая половина акта. Вторая его половина представляет собой свободное чередование сольных и хоровых эпизодов, среди которых выделяется жалобное ариозо Милитрисы «В девках сижено». Акт завершается скорбным причитанием хора.

Оркестровое вступление ко второму акту, рисующее картину моря, передает содержание предпосланного ему стихотворного эпиграфа:

В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Туча по небу идет,
Бочка по морю плывет.
Словно горькая вдовица,
Плачет, бьется в ней царица;
И растет ребенок там
Не по дням, а по часам.

В открывающей второй акт сцене горестные причитания Милитрисы оттеняются оживленными репликами царевича. Ариозо Лебеди «Ты, царевич, мой спаситель» сочетает лирически обаятельную песенную мелодию с гибкими, подвижными мелодическими оборотами. Вторая половина акта — развитая сцена, полная радостного возбуждения.

Краткое оркестровое вступление к третьему акту изображает морской пейзаж. В центре первой картины дуэт Гвидона и Лебеди, заканчивающийся симфоническим эпизодом «Полет шмеля».

Во второй картине много движения, ансамблевых эпизодов, музыка пронизана бойкими частушечными мелодиями и ритмами. Заключительная сцена суматохи, где на словах «Всех шмелей от этих пор не пускать на царский двор» появляется воинственная мелодия марша Салтана, отмечена неподдельным комизмом.

Центральный эпизод первой картины четвертого акта — дуэт; взволнованным, страстным речам Гвидона отвечают спокойные, ласковые фразы Лебеди. Сцена преображения сопровождается кратким оркестровым интермеццо, в котором ликующе-торжественно звучит мелодия царевны Лебеди, близкая напеву народной песни «Во пиру была». Та же мелодия лежит в основе восторженного любовного дуэта Гвидона и Лебеди.

Последней картине оперы предшествует большое симфоническое вступление «Три чуда», содержание которого раскрывается в стихотворном эпиграфе (по Пушкину):

Остров на море лежит,
Град на острове стоит
С златоглавыми церквами,
С теремами и садами.
В городе житье не худо.
Вот какие там три чуда:
Есть там белка, что при всех
Золотой грызет орех,
Изумрудец вынимает,
А скорлупку собирает,
Кучки равные кладет
И с присвисточкой поет
При честном при всем народе —
«Во саду ли, в огороде».
А второе в граде диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Разольется в шумном беге,
И останутся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря.
Третье: там царевна есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает;
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
Я там был; мед, пиво пил —
И усы лишь обмочил.

В симфоническом вступлении сменяют друг друга, разделяемые праздничными фанфарами, колокольная тема города Леденца, изящно оркестрованная мелодия народной песни «Во саду ли, в огороде», мужественный марш, характеризующий морских витязей, и обаятельные напевы царевны Лебеди; все они сплетаются в феерически сверкающий звуковой узор. Музыка вступления наполнена энергией, светом и безудержным ликованием, господствующими в последней картине оперы. Радостный приветственный хор вводит в действие. Вновь проходят музыкальные характеристики чудес города Леденца, на этот раз с участием хора и солистов. Любовный дуэт Милитрисы и Салтана передает ощущение полноты счастья. Хоровое заключение картины пронизано задорными частушечными ритмами, бойкими припевками; на вершине стремительного нарастания у хора и всех действующих лиц ликующе звучит мелодия фанфарного клича.

В оперном творчестве Римского-Корсакова последних лет отчетливо прослеживаются две линии. Одна, начатая «Снегурочкой», представлена рядом фантастических опер; это «Сказка о царе Салтане», «Кащей бессмертный» и «Золотой петушок». Вторую образуют лирико-психологические драмы, идущие от «Царской невесты»,— «Сервилия» и «Пан воевода». «Сказание о невидимом граде Китеже» занимает особое положение. Если же рассматривать оперы в хронологической последовательности, образуется пестрая вереница.

Написанная вслед за «Царской невестой» «Сказка о царе Салтане» — светлая и яркая партитура, демонстрирующая виртуозность инструментального письма. Либретто по сказке Пушкина писал Бельский, после «Садко» ставший постоянным литературным помощником композитора. Развитие фабулы в опере соответствует сказке, знакомой всем с детских лет.

В либретто внесены лишь самые незначительные изменения по сравнению с пушкинским текстом: царице дано имя Милитриса, царство Салтана названо Тмутаракань, чудесный город на острове Буяне — Леденец; в число действующих лиц введены Старый дед и Скоморох.

Сюжет в опере развертывается на протяжении введения и четырех действий (шести картин).

Во введении (светлица трех сестер) царь берет в жены Милитрису; первое действие происходит на царском дворе в Тмутаракани, куда прибывает гонец с подложным приговором Салтана, который совершается над царицей и царевичем; второе действие и первая картина третьего — на острове Буяне, откуда Гвидон, превращенный Лебедью в шмеля, летит навестить своего отца — Салтана; вторая картина третьего действия в Тмутараканском царстве, где не подозревающий о присутствии сына Салтан узнает от корабельщиков о чудесах на острове Буяне; обе картины четвертого действия — в Гвидоновом княжестве: там Царевна-Лебедь наделяет волшебными дарами молодого князя и наступает счастливая развязка.

Опера начинается зазывными фанфарами, как бы приглашающими посмотреть представление; они повторяются перед каждой картиной. Этим подчеркивается «невсамделишность» всего происходящего на сцене. «Прием своеобразный и для сказки подходящий» — по словам Римского-Корсакова. Кроме того, нарочитый музыкальный повтор перекликается с текстовыми возвратами пушкинской сказки: «Ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет», «Ветер весело шумит, судно весело бежит» и другими. Наивные бесхитростные песенки, введенные композитором в оперу, тоже оттеняют «игрушочность» сюжета: трогательная колыбельная нянюшек, укачивающих маленького Гвидонам, и «Ладушки» в первом действии; шутливая «Во саду ли, в огороде», сопровождающая появление белки, — в последней картине.

Наконец, симфонический антракт «Три чуда» — целая небольшая увертюра внутри оперы, рассказывающая обо всех событиях последней картины. Вслед за призывными фанфарами звучит радостно звонкая и затейливая тема города Леденца, в котором свершаются три чуда: сначала флейта пикколо «высвистывает» мелодию белки («Во саду ли, в огороде»). Ее «оттесняют» фанфары, приглашающие полюбоваться следующим чудом: на фоне грозного, сначала отдаленного, потом все более нарастающего рокота неизменно повторяющегося басового мотива возникает тяжеловесная громогласная тема шествия тридцати трех богатырей; как бы удаляясь, она стихает, а фанфары возвещают о появлении Лебеди. Мелодия с прихотливыми изломами, капризными взлетами и ниспаданиями постепенно «теплеет» и выливается в широкую кантилену, рисуя волшебное превращение в прекрасную Царевну. Картины живой, изменчивой природы, столь горячо любимой композитором, богато представлены в оперной партитуре. Это светлая музыка плещущегося моря (вступления к обеим картинам третьего действия), живописная звукопись рассвета с постепенно проступающими очертаниями сказочного Леденца (второе действие),поэтичная зарисовка ночного пейзажа, открывающая первую картину четвертого действия. В опере немало страниц звукоизобразительной музыки, среди которых выделяется «Полет шмеля», блестящее скерцо типа perpetuum mobile, непринужденно вплетающееся в ход драматического действия.

Большинство действующих лиц в опере поданы в юмористическом плане: Салтан с его игрушечной воинственностью и неуклюжей скорбью о погубленной им жене, бесхитростный Гвидон с нарочитой примитивностью выражений, сестры Милитрисы с Бабарихой, строящие козни царице, незлобивый Старый дед. На этом фоне выделяются лиричность Милитрисы и особенно глубокая поэтичность центрального образа оперы — Царевны-Лебеди. Две стороны его — фантастическая и реальная — воплощены в контрастных типах мелодии: первый основан на мотивах в основном инструментального характера, второй — на народно-песенных интонациях. Царевна-Лебедь продолжает вереницу излюбленных композитором обаятельно женственных волшебных образов.

Когда готовилась премьера «Сказки о царе Салтане» снова в Частной опере с участием Забелы (Царевна-Лебедь) и Секара-Рожанского (князь Гвидон), Римский-Корсаков думал уже о следующей опере, сочинению которой он отдал лето 1901 года. «Сказку о царе Салтане» композитор писал с увлечением, но в то же время сознавая, что в этой опере он «никогда не поднимался до высоты последней картины «Царской невесты», которую наряду со «Снегурочкой» относил к лучшим своим сочинениям. Поэтому поиски нового сюжета были направлены в сторону от сказочной тематики.

100 лет «Сказке о царе Салтане» Н.А.Римского-Корсакова

3 ноября (21 октября) 1900 в Москве в Товариществе русской частной оперы состоялась премьера «Сказки о царе Салтане» Н. А. Римского-Корсакова.

Это был трудный период в мамонтовской антрепризе. Хотя Савва Иванович был уже по суду оправдан (речь идет о скандальном «Деле Мамонтова», в котором были замешаны высшие финансовые круги во главе с С. Ю. Витте, и где меценат-предприниматель стал жертвой финансово-политических интриг) и в июле вышел на свободу, от былой мощи не осталось и следа. Благодаря усилиям ряда артистов-энтузиастов, отдавших свои скромные накопления в кассу театра, опера Мамонтова была преобразована в Товарищество. Положение было крайне тяжелым. В начале 1899 года ушли на императорскую сцену Ф. Шаляпин, режиссер П. Мельников, К. Коровин (который позже, во время судебного преследования Мамонтова, вообще повел себя не очень корректно по отношению к нему, уничтожил всю переписку). Многие друзья отвернулись от Саввы Ивановича.

Но были и «приобретения». Более близкими и дружескими стали отношения с М. Врубелем. Канула в прошлое размолвка, связанная с участием в «Снегурочке» его жены Н. Забелы (Мамонтов не хотел отдавать предпочтение только ей одной, «двигал» и других певиц). Именно Врубель стал художником всех постановок 1900 — начала 1901 года («Ася» Ипполитова-Иванова, «Чародейка» Чайковского, «Вильям Ратклиф» Кюи, «Тангейзер» Вагнера). Впрочем, психический недуг скоро прервал это плодотворное сотрудничество. Но пока еще полный сил художник отдает весь свой талант на декорации к «Салтану», вызвавшие восторг современников (особенно всех потрясла сцена появления из морских волн ослепительно яркого города Леденца).

Надежда Забела вспоминала об этом периоде как о счастливейшем в своей жизни, а ее «Царевна-Лебедь» (вслед за одноименной картиной художника) стала одним из символов той эпохи. Да и сейчас для многих из нас этот образ с детства является одним из самых ярких художественных впечатлений.

В главных ролях были задействованы (кроме Забелы) известнейшие певцы А. Секар-Рожанский, Е. Цветкова и др. Режиссер М. Лентовский создал яркий сказочный мир народно-ярмарочного действа. Композитор активно участвовал в постановочном процессе. Например, по его настоянию шмеля и белку изображали дети (а не механические куклы, как предполагал режиссер). Особо следует сказать о музыкальных достоинствах постановки, где важнейшую роль наряду с автором сыграл дирижер М. Ипполитов-Иванов, сумевший раскрыть замечательные изобразительные находки и поэтическую прелесть оркестровых эпизодов музыки Римского-Корсакова (вступление ко 2 акту «В синем море звезды блещут», симфоническая картина «Три чуда», «Полет шмеля» и др.). Сам композитор был весьма доволен работой театра (что, при известной всем его строгости и взыскательности, можно рассматривать как значительное достижение Товарищества).

«Сказка о царе Салтане» — последняя из относительно «безмятежных» сказочных опер Римского-Корсакова. Наступали другие времена, и последующие произведения этого жанра (который сопутствовал композитору всю его творческую жизнь) были уже более сатирическими, нежели народно-фантастическими («Кащей бессмертный», «Золотой петушок»).

Проследим кратко постановочную судьбу произведения. В 1902 году опера была поставлена в Петербургской консерватории (антреприза У. Гвиди, дирижер В. Зеленый), в 1906 в Оперном театре Зимина (дирижер Ипполитов-Иванов). Только в 1913 произведение «добралось» до императорских театров и было исполнено в Москве (Большой театр, дирижер Э. Купер, партию Салтана пел Г. Пирогов, Царевны-Лебедя — Е. Степанова). В 1915 была осуществлена постановка оперы в Мариинском театре (дирижер А. Коутс, партию Гвидона исполнил выдающийся тенор И. Ершов). В советское время опера также неоднократно ставилась в Ленинграде (1937), Риге (1947), Москве (1959), Куйбышеве (1959), Фрунзе (1964) и других городах Советского Союза.

Среди последних постановок премьера 1997 года в Московском музыкальном театре имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко (режиссер А. Титель, который ранее поставил эту оперу в Свердловске).

К опере часто обращались и зарубежные театры. Среди постановок спектакли в Барселоне (1924), Брюсселе (1926), Буэнос-Айресе (1927), Ахене (1928), Милане (1929), Софии (1933). Особо надо отметить постановку 1929 в Париже («Театр Елисейских полей»), осуществленную «Русской частной оперой в Париже». Эта антреприза была организована выдающейся певицей М. Кузнецовой (совместно с известным антрепренером А. Церетели, в частной труппе которого в 1904 состоялся ее оперный дебют в партии Маргариты в «Фаусте») на деньги ее тогдашнего мужа А. Массне, племянника выдающегося композитора. Премьеру осуществили дирижер Э. Купер и режиссер Н. Евреинов (впоследствии еще раз обратившийся к этой опере в 1935 году в Праге). В том же году спектакль (вместе с другими постановками, среди которых были «Князь Игорь», Садко», «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии», «Снегурочка») был с большим успехом показан на гастролях в Мадриде, Барселоне, Мюнхене, Милане, городах Южной Америки. В послевоенные годы опера ставилась в Кельне, Дрездене и других городах Европы. В 1988 была поставлена в миланском «Ла Скала», в середине 90-х годов в берлинской «Комише-опер» (режиссер Г. Купфер), где по сей день входит в репертуар театра.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: