Самые известные оперы мира: Искатели Жемчуга (Les pecheurs de perles), Ж. Бизе

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Искатели Жемчуга (Les pecheurs de perles), Ж. Бизе

Опера в трех действиях (четырех картинах); либретто М. Карре и Э. Кормона.
Первая постановка: Париж, «Театр-лирик», 30 сентября 1863 года.

Действующие лица:
Лейла (сопрано), Надир (тенор), Зурга (баритон), Нурабад (бас).

Место действия: о. Цейлон.

Действие первое.
Нелегок и опасен труд ловца жемчуга. Ни сила, ни отвага не спасают порой от беды — значит, вмешались злые духи. Отогнать их может только пение целомудренной девушки — жрицы. Она не смеет никого полюбить, и страшная кара ждет ту, которая нарушит свой обет. По старинной традиции, избранницу привозят издалека — лучше, если она и ловцы не знают друг друга; лицо же жрицы всегда скрыто под покрывалом.

…На скалистом берегу одного из южных островов Индии собираются ловцы жемчуга. Сначала надо выбрать вождя. Все указывают на Зургу: он пользуется наибольшим уважением и любовью. Невдалеке показалась пирога, которая везет неизвестную девушку.

Но кто зто пробирается сквозь чащу? Зурга узнает Надира. Когда-то юноши были неразлучны — пока им не встретилась прекрасная Лейла. Оба полюбили девушку, и это сделало их врагами. Оставив родные места, Надир долго скитался по свету. Теперь он возвратился.

Прошлое забыто. Зурга приглашает Надира принять участие в ловле жемчуга. Молодые люди вновь клянутся в вечной дружбе.

Тем временем пирога подходит к берегу. Толпа приветствует закутанную в покрывало девушку. Следуя обычаю, Зурга требует, чтобы неизвестная дала клятву отречься от любви. «Я клянусь!» — отвечает девушка, и тут ее взгляд падает на Надира. Смутившись, она поспешно отворачивается. Взволнован и Надир: мог ли он не узнать нежный голос Лейлы! Голос той, которая попрежнему владеет его сердцем!

Действие второе.
Ночь опустила над морем свой темный покров. На сегодня лов окончен. Может отдохнуть и Лейла — верховный жрец Нурабад провожает ее в уединенный храм. Он напоминает о клятве. О, Лейла умеет держать свое слово. И жрица вспоминает случай, происшедший с ней в детстве. Она спрятала беглеца, за которым гнались его враги, и хотя злодеи угрожали девочке смертью, не выдала его. Вот это ожерелье — подарок спасенного ею человека.

Но когда Нурабад уходит, Лейла грустно поникает: дав обет не знать любви, она, против воли, думает о Надире и… ждет его. Сумеет ли он пробраться в храм: с одной стороны — море, с другой — крутые скалы, а на тропе стоит стража с ружьями!

Для влюбленного юноши отвесная скала — не преграда. Все ближе и ближе слышит Лейла песню любимого. Сердце ее трепещет от счастья, однако когда Надир, наконец, появляется, девушку охватывает страх: если кто-нибудь узнает о свидании, их ждет ужасная смерть! Лейла просит юношу уйти. Хорошо, он исполнит ее желание, только назавтра придет снова.

Но не дремлют жрецы. Преступник схвачен. Смерть ему! Ему — и клятвопреступнице.

Желая помочь другу и его возлюбленной бежать, Зурга успокаивает разьяренных ловцов: он — вождь и сам вынесет приговор! Но Нурабад сдергивает с девушки покрывало — и Зурга, пораженный, отступает. Лейла?! Она предпочла Надира? ! Так пусть погибнут оба! Пусть узнают, как мстит Зурга!

Действие третье. Картина первая.
Палатка вождя. Напрасно пытается Зурга забыться сном — его терзают мрачные думы. Какое ослепление заставило его желать смерти двух самых дорогих людей: Надира — друга и Лейлы — любимой девушки!

Два рыбака вводят в палатку Лейлу — она хотела говорить с Зургой. Девушка ничего не просит для себя: она преступила клятву и умрет. Но Надир-он невиновен. Один лишь Зурга может спасти его… Ревность вновь овладевает сердцем Зурги. Они любят друг друга! Пусть же вместе и умрут!

Вдали слышны возбужденные голоса ловцов — они ждут начала казни. Лейла готова к смерти. Пусть исполнят ее последнюю просьбу — передадут матери жемчужное ожерелье.

Зурга в изумлении: зто то самое ожерелье, которое он подарил когда-то спасшей его девочке. Значит, он обязан жизнью той, которую только что обрек на смерть?!

Картина вторая.
Высоко вздымается пламя костра. Ловцы кружатся в священном танце. Сейчас Лейла и Надир взойдут на костер…

Внезапно горизонт застилает багровое зарево пожара. Появившийся Зурга сообщает: разгневавшись, боги наслали огонь на деревню и поля. Все в смятении убегают, забыв о преступниках; люди спешат спасти имущество и детей.Один лишь Нурабад, которому поведение Зурги кажется подозрительным, прячется неподалеку. Жрец видит, как вождь подходит к преступникам, слышит обрывки разговора. Поняв, что Зурга сам поджег деревню, чтобы спасти Лейлу и Надира, Нурабад сзывает народ. Лейла и Надир тем временем успевают скрьться.

Разъяренные ловцы жестоко мстят Зурге — он погибает в бушующем море огня.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ.

Сюжет, заинтересовавший 24-летнего Бизе, весьма традиционен. История жрицы, нарушившей обет девственности, и ее счастливого избавления от кары после «Весталки» Спонтини (1807) нередко показывалась на оперной сцене. Не менее традиционной была условно ориентальная обстановка действия, которую воссоздавали Мейербер («Африканка»), Гуно («Царица Савская»), Массне («Король Лагорский»), Сен-Санс («Самсон и Далила»), Делиб («Лакме») и другие французские композиторы.

Тем не менее изображение волнующей драмы сильных страстей в красочной обстановке первобытных нравов и экзотической природы отвечало творческим интересам Бизе.

«Искатели жемчуга» явились в известной мере ступенью к гениальной «Кармен».

Опера была закончена в 1863 году. Первое представление состоялось 30 сентября того же года на сцене Парижского Лирического театра. После 18 спектаклей опера исчезла из репертуара. Среди равнодушных отзывов прессы выделилась рецензия Берлиоза, отметившего, что партитура оперы «содержит множество прекрасных выразительных моментов, полных огня и богатого колорита».

МУЗЫКА.

«Искатели жемчуга» — произведение свежего и яркого таланта. Преодолев традиционную условность ситуаций и персонажей либретто, Бизе удалось наметить в музыке индивидуальность главных героев, придать экзотическим ритуальным и бытовым сценам эмоциональную силу и яркость колорита, запечатлеть мечтательную поэзию природы Востока. Мелодии «Искателей жемчуга» впечатляют красотой и пластичностью. Лучшие из них служат украшением концертных программ.

Первому акту предшествует небольшая оркестровая прелюдия, выдержанная в плавно колышущемся вальсовом ритме. Начальная сцена обрамлена хором «На берегу златом», сопровождающим танцы ловцов; таинственно приглушенный, с монотонными повторениями фраз, он на время оживляется героической мелодией «Вперед, на дно морское» (мужской хор). В центре сцены — первый рассказ Надира «По степям, лесам дремучим», мужественный, отмеченный свежестью мелодики. Дуэт-воспоминание Надира и Зурги «И там, среди цветов» полон восторженного чувства; плавная мелодия в восточном духе звучит на фоне волшебно прозрачного оркестрового сопровождения. Появление Лейлы подготавливается оркестровой прелюдией; хор «Привет тебе, дева» выдержан в легком танцевальном движении. Нежностью колорита, южной мягкостью красок отмечен известный романс Надира «В сиянье ночи лунной». Заключает акт молитва Лейлы «Брама всесильный»; легкие узорчатые рулады певицы сопровождаются приглушенным аккомпанементом хора; на том же фоне звучит тайный диалог Лейлы и Надира.

Второй акт открывается хором за сценой «Уж наступает ночь»; его оригинальная оживленно светлая мелодия подчеркивается танцевальным аккомпанементом басов; оркестр молчит, строфы разделяются руладами двух флейт-пикколо. Этим хором обрамлены речитативные сцена Лейлы с Нурабадом и рассказ Лейлы «Была ребенком я». Речитатив и каватина Лейлы «Ночь наступила, я одна» — полная внутреннего ликования кантилена — сменяется отдаленной песней Надира «Моя голубка сладко уснула»; ее богато орнаментированная мелодия сопровождается лишь аккордами арфы. В начале дуэта «Но как решился ты» короткие торопливые реплики перемежаются взволнованно-прерывистыми фразами оркестра; затем голоса сливаются в любовном порыве. Бурный финал акта начинается хором «Голос чей к нам взывает».

Третий акт предваряется симфонической картиной грозы. Речитатив и ария Зурги пронизаны драматизмом; при упоминании имени Надира в оркестре возникают отголоски его романса из первого акта. Выпуклый контраст заложен в дуэте-сцене Лейлы и Зурги; горячей мольбе противопоставлены краткие непреклонные реплики.

В начале второй картины третьего акта — оркестровый эпизод мрачной вихревой пляски, затем на него накладывается хор «Как только блеснет заря в небесах» с исступленными выкриками «Брама!», музыка передает нарастающую ярость. Центральный номер картины — терцет «Вот миг восхищенья», где экзальтированно-восторженным мелодиям Лейлы и Надира отвечают мужественно-суровые фразы Зурги. Заключительный хор «Костер уж пылает, жертвы ждет» — повторение начального хора.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: