Самые известные оперы мира: Турандот (Turandot), Дж. Пуччини

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Турандот (Turandot), Дж. Пуччини

Лирическая драма в трёх действиях и пяти картинах; либретто Дж. Адами и Р. Симони по одноимённой драме-сказке К. Гоцци.
Первая постановка посмертно, с дополнениями Ф. Альфано: Милан, театр «Ла Скала», 25 апреля 1926 года.

Действующие лица: принцесса Турандот (сопрано), император Альтоум (тенор), Тимур (бас), неизвестный принц, Калаф (тенор), Лю (сопрано), Пинг (баритон), Панг (тенор), Понг (тенор), мандарин (баритон), персидский принц, палач, императорская гвардия, слуги палача, дети, восемь мудрецов, служанки Турандот, солдаты, знаменосцы, музыканты, тени умерших, толпа.

Действие происходит в Пекине в сказочные времена.

Действие первое.
Стены императорского города. Закат. Площадь наполняет живописная толпа, которая внимательно слушает слова мандарина: Турандот, дочь императора Альтоума, станет женой того, кто разгадает три загадки. Тот же, кто не справится со своей задачей, будет обезглавлен, как персидский принц, которого ждёт скорая казнь. Толпа волнуется, требуя немедленной казни, в сутолоке многие падают, в том числе бывший татарский царь Тимур. К нему на помощь подбегает юноша и узнаёт в нём своего отца. Это принц Калаф, вынужденный скрывать своё имя. Тимур рассказывает, как ему помогала неотлучно сопровождающая его рабыня Лю. Выходит палач и его слуги. Слуги начинают точить огромный меч, горланя песню, которую подхватывает толпа («Ungi! Arrota!»; «Сабли пусть клинок засвищет»). Народ с нетерпением ждёт появления луны, когда должна завершиться казнь («Perche tarda la luna?»; «О луна, что ты?»). Затем выходят императорская гвардия и группа детей, поющих мрачную колыбельную («La sui monti dell’Est»; «Там, на восточных горах»). Вид юного персидского принца вызывает жалость народа («О, как он молод! Сжалься! Сжалься!»).

Проклятие застывает на устах Калафа, когда в императорской ложе появляется принцесса Турандот, блистающая властной и почти нереальной красотой. Калаф устремляется к гонгу. Три императорских министра Пинг, Понг и Панг пытаются остановить его, указывая на обезглавленное тело персидского принца. Лю умоляет Калафа подумать о старике отце («Signore, ascolta»; «О, господин мой!»). Принц утешает её, просит позаботиться об отце («Non piangere, Liu»; «Не плачь, моя Лю») и, подбежав к гонгу, трижды ударяет в него, зовя Турандот.

Действие второе.
Пинг, Панг и Понг оплакивают участь Китая, в котором по воле Турандот гибнет столько людей, и мечтают о жизни вдали от двора («Ho una coso nell’Honan»; «У меня в Хо-Нане дом»). Они бы хотели, чтобы принцесса поскорее полюбила («Non v’e in China, per nostra fortuna»; «Больше в Китае нет женщин безумных»).

Площадь перед дворцом. Восемь мудрецов держат в руках свитки с ответами на загадки Турандот. На трон садится император. Он отговаривает Калафа от безнадёжного состязания. Турандот тоже угрожает ему, рассказывая причину испытания: она так мстит за похищение и убийство много лет тому назад китайской принцессы («In questa Reggia, or son mill’anni e mille»; «В столице этой — давным-давно то было»). Но принц непреклонен. Первый ответ на загадку — надежда — найден им без колебаний, второй ответ — кровь — тоже не вызвал больших затруднений. В ярости задаёт принцесса Калафу третью загадку. Калаф смущён, но вот он берёт себя в руки и даёт ответ: это имя самой Турандот. Побеждённая принцесса умоляет императора не допустить, чтобы его дочь стала рабыней чужеземца; Альтоум отвечает, что его клятва — свята. Но Калаф не хочет брать жену без любви. Он предлагает Турандот до восхода солнца разгадать его имя. Народ приветствует победителя и желает долгих лет своему мудрому властелину.

Действие третье.
Сад императорского дворца. Ночь. Слышны крики глашатаев: «Никто пусть не спит этой ночью в Пекине» — надо узнать имя незнакомца. Калаф уверен, что завоюет сердце принцессы (Nessum dorma!.. Tu pure, o Principessa»; «Спать нельзя нам этой ночью», «Ты тоже, о принцесса»). Пинг, Панг и Понг пытаются вынудить Калафа открыть им своё имя. Спустя некоторое время наёмники тащат Тимура и Лю: их видели с Калафом. Лю молчит; силу ей, говорит она, придаёт любовь. При приближении палача Лю убивает себя, выхватив кинжал у одного из стражников. Перед смертью она предсказывает Турандот, что та тоже полюбит принца («Tu che di gel sei cinta»; «Ты сердце в лёд заковала»). Тимур в отчаянии. Толпа, устрашённая его проклятием, произносит искупительные молитвы («Ombra dolente non farci del male»; «Тень роковая, не делай нам зла»)…

Здесь музыка Пуччини заканчивается (на словах «Liu!.. Poesia!..). Музыка к финалу картины и к следующей написана Ф. Альфано. По либретто, Турандот и Калаф становятся счастливыми супругами.

Пуччини умер прежде завершения «Турандот», оперы, над которой он усиленно работал и с которой связывал большие надежды. Она была закончена по немногочисленным пометкам автора Франко Альфано, сочинившим небольшой любовный дуэт и финал: эта музыка, занимающая немного места, отмечена достоинством, но ничего не прибавляет к структуре и замыслу оперы, а даже, напротив, что-то отнимает у них. Дело было в том, чтобы завершить любовную историю. Публика должна знать, как заканчивается идиллия, не важно, плохо или хорошо, важно, чтобы она завершилась, это физически необходимо.

Однако надо признать, что то, на чём обрывается опера Пуччини, плохо согласуется с тем, что предполагалось в финале либретто. Композитор следовал своей собственной интерпретации истории Турандот, принца Калафа и Лю. Самопожертвование последней, убивающей себя из любви к Калафу, не меняя его восторженного отношения к ледяной принцесе, — вот подлинный финал, тот что не даёт очень искусной партитуре остаться самодовольным упражнением в каллиграфии. В финале Турандот, виновница всей трагедии, должна удалиться как статуя из нефрита в окружении восточной роскоши, шелков, металлического звона, зубчатых храмов и блеска охраняющих её татарских сабель. Калаф должен так и остаться у порога тайны. Её двери приотворились лишь на мгновение, когда Турандот вышла оправдать себя, окружённая злобно ухмыляющимися и трусливыми сановниками. Лишь на миг ледяная статуя сделала шаг навстречу гостю. Затем двери вновь затворились. Человек, пришедший издалека, в котором угадывается человек Запада, отправившийся искать счастья в далёкие страны — смешавшись с незнакомой и причудливой толпой, должен застыть в пристальном созерцании звезды Востока, приведшей его сюда. Не важно, что двери перед ним не отворятся. Оплакивая смерть дорогого существа, он не отрывает глаз от этого чудесного явления, почти миража. Он имеет право вечно питать иллюзию, что мираж станет реальностью.

Это последнее бегство из западного мира, последнее обращение композитора к экзотике, которая стоила ему стольких безумств в прошлом и теперь окончательно его околдовала. К новому путешествию он подготовился ещё более тщательно, отобрав, помимо китайских и сиамских ароматов, большое количество самых современных ритмических и тембровых гармонических формул (вплоть до характерных для Шёнберга, Казеллы, Малипьеро и других). Партитура переливается звуками, которые сияют металлическими красками и бриллиантовым, звёздным блеском посреди клубящихся хоров облаков, сверкающих молниями или тихо растягивающихся по небу словно хвост кометы: поистине панорама, достойная великого Востока, пусть даже вымышленного.

Но перед нами не паломничество, а гораздо более жестокая игра: Пинг, Панг и Понг сообщают её правила, и такт их речи при этом таков, что голова может пойти кругом. Калаф в своей партии, отличающейся редкой для театра вокальной дерзостью, преодолевает все препятствия и завоёвывает сердце чудовища — Турандот. В плену мертвящей абстракции принцесса появляется, не скрывая своего волнения, как персонаж понятный, страдающий, изнурённый раздирающими его противоречиями. Её знаменитая ария в духе Штрауса, с изломами, напоминающими «Саломею», но гораздо более взволнованная, говорит о власти безумия и о надежде, вырастающей из жалобы. Но сил у неё нет. В её арии звучит и тема арии Яго «Credo». Нежное пение Лю с его простодушными целыми тонами, но при этом полное силы, сменяется оплакиванием хора, единственным оплакиванием в опере.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Сюжет «Турандот» изложен в повести азербайджанского писателя XII века Низами, которая включалась в различные европейские сборники персидских сказок XVIII века. Оттуда и почерпнул его итальянский драматург К. Гоцци для своей «сказки для театра» (1761).

Переводя пьесу Гоцци на немецкий язык (1801), Ф. Шиллер усилил ее драматизм, «укрупнил» характеры героев и заново написал сцену загадок Турандот. Пуччини еще больше подчеркнул драматическую атмосферу действия. Даже веселые «маски» итальянской комедии Панталоне, Тарталья, Бригелла, получив китайские имена Пинг, Понг, Панг, из безобидных болтунов превратились в жестоких, хотя и выступающих в шутовском обличье, врагов героя. Счастливая развязка оперы, в отличие от пьесы, омрачена жертвенной смертью Лю. Этот трогательный образ создан Пуччини, отказавшимся от героини Гоцци — пленной принцессы, энергичной и коварной, тайной соперницы Турандот, которая хитростью выведывает тайну героя и предает его. Пуччини противопоставил два контрастных женских образа: холодную, жестокую, не знающую человеческих чувств принцессу Турандот и хрупкую, нежную рабыню Лю; в их духовном поединке победа остается за Лю, своей смертью утверждающей непобедимую силу любви.

Мысль о создании оперы внезапно захватила Пуччини в ноябре 1919 года. Он принял непосредственное участие в разработке либретто, подсказывая сценические ситуации и драматургические мотивы своим либреттистам — плодовитому драматургу Дж. Адами (1878—1946) и поэту Р. Симони (1875—1952). В апреле 1921 года началось сочинение музыки. Чувствуя, что пишет свое последнее произведение, композитор очень спешил, однако работа над оперой растянулась на несколько лет — вплоть до 1924 года либреттисты не могли закончить последний акт. Заключительный дуэт и финал «Турандот» после смерти Пуччини по оставленным им эскизам был завершен его учеником, композитором Ф. Альфано.

Премьера состоялась 25 апреля 1926 года в Милане под управлением Тосканини. Когда отзвучали последние аккорды, написанные Пуччини, дирижер опустил палочку и сказал: «Здесь смерть вырвала перо из рук маэстро». Занавес медленно опустился; исполнители и публика в глубоком молчании покинули театр. Опера прозвучала полностью лишь на следующий день.

МУЗЫКА

«Турандот» — драма сильных страстей, разворачивающаяся на колоритном фоне, где причудливо перемешаны восточная пышность и кровавая жестокость, реальность и символика. Небольшие лирические ариозо, рисующие переживания главных героев, перемежаются грандиозными массовыми сценами с мощно звучащими хорами и многокрасочными оркестровыми эпизодами. Музыкальный язык оперы сложен, в ней использованы многие достижения современной гармонии, а вокальные партии двух главных героев рассчитаны на выдающиеся голоса. Быть может, поэтому последняя опера Пуччини не завоевала такой широкой популярности, как его произведения XIX — начала XX века.

В первом акте скорбные сцены встречи и прощания героев чередуются с разнохарактерными фоновыми эпизодами — то драматическими, то шутовскими, то лирическими. Речь мандарина, сопровождаемая жесткими аккордами и причудливой инструментовкой (ксилофон, гонг), вводит в общую эмоциональную атмосферу акта; грозно звучит угловатый мотив казни. Ему контрастирует печальная мелодия хора народа и горестные восклицания Лю и Калафа. Выход слуг палача решен в плане жуткого гротескного танца-марша. Затем следует хор ожидания Турандот с восточными переливами в оркестре (арфа, флейта, челеста); к нему примыкает светлый детский хор с мелодией в китайском духе. Трагическим контрастом звучит траурный марш с хором (шествие персидского принца на казнь). Своеобразна сцена трех масок — Пинга, Понга, Панга с быстро сменяющимися краткими, насмешливыми мелодиями и ритмическими перебоями. Сольные лирические эпизоды сосредоточены в конце акта. Ариозо Лю «О господин мой» отличается хрупкостью линий. Ариозо Калафа «Не плачь, моя Лю» полно печали; его широкую скорбную мелодию подхватывает ансамбль с хором.

Во втором акте — две картины, следующие друг за другом без перерыва. Первая, рисующая ночную сцену трех масок, близка к аналогичной сцене из первого акта: насмешливая, стремительная скороговорка сменяется мечтательными лирическими мелодиями в китайском духе. Вторая картина — кульминация оперы. В центре ее — сцена загадок, обрамленная торжественными хорами и двумя ариозо Турандот. Первое ариозо «В столице этой сто тысяч лет тому назад» построено на чередовании различных мелодий: одна из них напоминает колыбельную, другая — приподнятая, патетическая, торжествующая. Сцена загадок представляет собой драматический диалог Турандот и Калафа: краткие декламационные фразы острого, угловатого мелодического рисунка, напряженно звучащие в высоком регистре, передают накал чувств героев; каждая строфа завершается репликами хора. Последующее ариозо Турандот «О повелитель, сын неба» рисует смятение героини. В оркестровом сопровождении небольшого ариозо Калафа звучит светлая распевная мелодия любви.

Третий акт также состоит из двух картин. Он открывается тонким ноктюрном; отдаленная перекличка глашатаев и удары гонга придают ему тревожный характер, оттеняющий безмятежность последующего ариозо Калафа «Этой ночью спать не будут»; в этом ариозо, напоминающем романс, широко развивается певучая мелодия любви, выражая уверенность героя в близкой победе. Разливу лирики противостоит тревожная сцена трех масок с причудливо мелькающими краткими мелодиями. Центральная сцена, посвященная Лю, состоит из ряда контрастных эпизодов. Ариозо «Много сил любовь таит» звучит светло и прозрачно. Скорбным и страстным чувством полно предсмертное ариозо Лю «Ах, сердце в лед ты заковала»; эту прекрасную патетическую мелодию — лебединую песню Пуччини, которой он, как и его героиня, прощался с жизнью, подхватывает Тимур и развивает хор, возникает погребальное шествие. В завершающем картину дуэте Калафа и Турандот выделяются мелодии Калафа — вначале суровые и решительные, затем певучие и лиричные. Заключительная картина коротка; в ней господствует торжественное, ликующее настроение: марш сменяется отгадкой Турандот и хором, построенном на теме любви.

Дискография: CD — EMI. Дирижер Молинари-Праделли, Турандот (Нильсон), Калаф (Корелли), Лиу (Скотто), Пинг (Мадзини), Панг (Риччарди), Понг (де Пальма), Тимур (Джиотти).

CD — Decca. Дирижер Мета. Турандот (Сазерленд), Калаф (Паваротти), Лиу (Кабалье), Пинг (Краузе), Панг (Поли), Понг (де Пальма), Тимур (Гяуров).
CD — Deutsche Grammophon. Дирижер Караян, Турандот (Риччарелли), Калаф (Доминго), Лиу (Хендрикс), Пинг (Хорник), Панк (Зедник), Понг (Арайса), Тимур (Р. Раймонди).

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Реклама
%d такие блоггеры, как: