Самые известные оперы мира: Эрнани (Ernani), Дж. Верди

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Эрнани (Ernani), Дж. Верди

Опера в четырёх действиях, либретто Ф. Пьяве, основанное на драме В. Гюго «Эрнани».
Первая постановка: Венеция, театр «Ла Фениче», 9 марта 1844 года.

Действующие лица: Эрнани (тенор), Эльвира (сопрано), Дон Руи Гомес де Сильва (бас), Дон Карлос (баритон), Джованна (сопрано), Дон Риккардо (тенор), Яго (бас).

Действие происходит в Испании и Франции в 1519 году.

Действие первое. Сцена первая.

Эрнани, герой оперы, в действительности Джон Арагонский, сын герцога Сеговии, который был убит по приказу предыдущего короля Кастилии. Вот почему Джон изменил свое имя на Эрнани и теперь является главарем бандитов. В своем горном лагере, расположенном неподалеку от замка дона Руи Гомеса ди Сильва, его сподвижники начинают оперу знаменитой застольной песней. Их предводитель затем поет арию, восхваляющую его возлюбленную Эльвиру; его соратники уверяют его, что будут рядом с ним в его планах похитить эту даму, и все они отправляются силой взять замок.

Сцена вторая.
Эта прекрасная дама Эльвира — родственница владельца замка; она под его опекой и к тому же теперь является его невестой. Седой старик, бас, влюблен в девушку, и уже разработан план свадебных торжеств. Сама же Эльвира пылает страстью к Эрнани; она мысленно сравнивает его с доном ди Сильва и, оставшись одна в своей комнате, поет самую известную арию из этой оперы («Ernani! involami» — «Эрнани парящий»). Когда приходит хор служанок, чтобы утешить её ввиду предстоящей свадьбы, она отвечает грациозно, хотя, обращаясь в сторону, напоминает нам, что любит одного Эрнани.

Удел бедной Эльвиры возбуждать любовь — не только ненавистного ей жениха, но также теперешнего короля Кастилии, известного как дон Карлос. Как только девушки-служанки удаляются, он сам появляется в ее комнате, проникнув в замок с помощью какой-то сложной хитрости, в суть которой я не буду здесь вдаваться. Эльвира протестует против незаконного вторжения в её личные апартаменты. Звучащий в этот момент дуэт едва успевает закончиться, когда через потайной вход в комнату проникает Эрнани. Эльвире удается предотвратить кровопролитие, выхватив кинжал из руки Карлоса. Появление в этот момент ди Сильвы (естественно, вошедшего в комнату через дверь), застающего непрошеных гостей в комнате своей невесты, приводит всех в замешательство. Он выражает свои чувства в чудесной арии. Затем, когда к присутствующим присоединяются другие люди из дворца, Карлос говорит Руи Гомесу ди Сильве, кто он есть на самом деле. Ди Сильва выражает почтение королю, и в заключительном ансамбле Эрнани позволяется удалиться невредимым.

Действие второе.
В главном торжественном зале замка Эльвира готовится к бракосочетанию с ди Сильва. Хор служанок опять поет поздравительную песнь. Эльвира убеждена, что Эрнани схвачен и убит солдатами короля, но на самом деле ему удалось бежать, переодеться монахом, и теперь он вновь явился в замок ди Сильвы, чтобы отомстить. Только когда он видит Эльвиру облаченной в одежды невесты, он понимает, что совершенно неожиданно попал на церемонию бракосочетания. Он тут же срывает с себя чужие. одежды и предлагает ди Сильве свой свадебный подарок — собственную жизнь: пусть его, предлагает Эрнани, отдадут Карлосу для казни. Но ди Сильва, этот испанский гранд, связан законами гостеприимства и не может позволить, чтобы кто-либо из его гостей пострадал в его доме. Опасаясь, что его новый соперник, король, может задумать силой овладеть замком, он решает защищать его, оставив двух влюбленных одних, чтобы они смогли спеть свой скорбный и страстный дуэт. Возвратившись, ди Сильва застает влюбленных в объятиях друг друга; он приходит в ярость. Его гнев прерывает известие о том, что люди короля уже у ворот замка. Он приказывает, чтобы их впустили, но, все еще верный законам гостеприимства, укрывает еще более опасного своего врага от преследователей. Даже когда сам король требует, чтобы ди Сильва отказался от Эрнани, старый аристократ отказывается так поступить. Карлос требует шпагу ди Сильвы и угрожает ему казнью, но в конфликт вмешивается красавица Эльвира, и король находит компромисс: он забирает ее в качестве заложницы.

Когда все уходят, ди Сильва освобождает Эрнани из тайного укрытия, предлагает ему шпагу и вызывает на дуэль. Hо Эрнани — тоже благородный испанец эпохи Ренессанса. Oн отказывается сразиться с хозяином замка, спасшим eго жизнь, и вместо этого предлагает объединить усилия, чтобы освободить Эльвиру из рук бесчестного дона Карлоса. Затем, кorдa все успешно закончится, все, что надо будет сделать ди Сильве, это протрубить в рог, который Эрнани ему вручает: как только он услышит звуки этого рога, он сам покончит с собой, где бы он ни оказался в тот момент и что бы ни делал. Ди Сильва соглашается на эту фантастическую сделку (в своей наивности он даже не подозревает, что король может строить коварные замыслы в отношении его подопечной и невесты) и приказывает своим людям отправиться в погоню, чтобы освободить Эльвиру.

Действие третье.
В опере, полной невероятных встреч, самая невероятная из всех оказывается к тому же и самой драматичной. Заговорщики решили собраться около усыпальницы самого знаменитого предшественника дона Карлоса короля Карла Великого в ахенском соборе, где находится его гробница. До Карлоса, однако, дошел слух об их сборище, и он открывает это действие торжественным монологом, который только отчасти готовит нас к последующей полной перемене его характера («Oh, de’ verd’ anni miei» «О, мои юные годы»). Затем он сам входит в усыпальницу, чтобы оттуда подслушать, что произойдет.

Собираются заrоворщики; звучит их мужественныи хор; они решают, что король должен быть убит. Затем, с помощью жребия, они устанавливают, кто должен будет совершить убийство. Выпадает имя Эрнани. Но снаружи слышится пушечный залп. Король торжественно выступает из усыпальницы (производя впечатление на заrоворщиков, будто это сам Карл Великий подслушивал их) и трижды ударяет своим кинжалом по бронзовым дверям склепа. Залп пушки означал, что Карлос избран императором Священной Римской империи. Итак, под музыку труб входит процессия выборщиков, за ними следуют воины и пажи, несущие императорские знаки отличия, факелы и имперские штандарты, а также все другие атрибуты славы, какие может предоставить реквизит оперноrо театра. Эльвира, конечно, также является сюда как приглашенная гостья.

Все склоняются в знак уважения перед новоизбранным императором Карлом V. Свое правление он намеревается начать с расправы над заговорщиками, планы которых он подслушал: аристократы должны быть казнены, простолюдины будут заточены в темницу. Эрнани, отнюдь не избегающий смерти, выступает вперед и заявляет о своем праве как испанский гранд Джон Арагонский умереть вместе с лучшими из них. Эльвира, однако, снова принимает на себя роль примирительницы и столь убедительно молит за Эрнани, что побуждает императора Карла совершить акт подлинного милосердия и с этого начать свое правление. В результате Карл не только действительно прощает всех заговорщиков, он восстанавливает Эрнани в его титулах и владениях и благословляет его союз с Эльвирой. Эта совершенно противоречащая здравому смыслу сцена завершается поистине великолепным концертным номером — «О sommo Carlo!»

Действие четвёртое.
Теперь счастливая пара сочетается браком, и вот они поют свой свадебный дуэт на балконе замка Эрнани в Арагоне. Но ди Сильва не забыл о том договоре, который он заключил с Эрнани. Раздаются звуки его горна, и Эрнани, задержавшись лишь для того, чтобы спеть еще одну свою теноровую арию, принимает свою судьбу. Ди Сильва предлагает емy на выбор яд или кинжал. Эрнани выбирает кинжал. Он пронзает себя. Звучит потрясающий терцет, в конце которогo Эльвира простирается над телом мужа.

Postscriptum относительно исторических обстоятельств этого сюжета. По-видимому, имеется определенная историческая основа для довольно странной и неожиданной перемены в характере дона Карлоса в третьем действии. Дошедшие до нас свидетельства характеризуют его в юности как слабого и больного. Впоследствии он развил в себе по-настоящему сильный характер, благородство и даже определенный идеализм. Он был внуком Фердинанда и Изабеллы Испанской и племянником первой жены короля Генриха XVIII, Екатерины. Его избрание императором и коронация в Ахене, что составляет фон третьего действия, состоялись в 1520 году. В то время ему едва исполнилось двадцать лет — слишком мало для крепкого баритона, но вполне достаточно, чтобы быть испанским любовником и воином эпохи Ренессанса. Его сын, Филипп II, и внук, названный в его честь, — главные персонажи оперы Верди «Дон Карлос».

«Эрнани» — пятая опера Верди. Своими третьей и четвертой операми — «Навуходоносор» И «Ломбардцы» — он утвердился в Италии как самый значительный из творивших тогда оперных композиторов; вторым, возможно, был Доницетти. Что же касается Беллини, то он вот уже десять лет как умер, а Россини кончил сочинять и того раньше. С «Эрнани» слава Верди перешагнула через Альпы; и хотя многие северные знатоки находили партитуру оперы шокирующей — «грубая» было любимым выражением, — перед ее покоряющей эмоциональной силой невозможно было устоять.

Более того, опера олицетворяла новую победу романтического направления на театральной сцене. Виктор Гюго, на пьесе которого основано либретто оперы, вместе с Шиллером и Дюма был одним из крупнейших лидеров этого движения. Гюго и Шиллер внесли большой вклад в дальнейшие успехи оперного жанра. Только Доницетти не повезло с пьесой Дюма: единственная попытка композитора написать на ero сюжет — опера «Джемма де Верджи», основанная на драме «Карл VII», — теперь совершенно забыта.

В наше время драма Виктора Гюго «Эрнани» все ещё изучается на уроках литературы во французских школах, но в других местах она признается до абсурда искусственной и невероятной. В этом смысле либретто оперы даже еще хуже. Гюго сам возражал против тoгo, чтобы эта eгo драма использовалась в качестве основы для либретто. Однако сила арий и концертных номеров («Ernani involanti», «Infelice», «О sommo Carlo» и нескольких других) являются причиной тoгo, что опера вот уже более полутора столетий входит в традиционный репертуар оперных театров мира, а в Италии ставится особенно часто. В других странах она периодически появляется на сцене, а отдельные номера из нее исполняются в концертах всякий раз, когдa удается собрать вместе оперных звезд.

…Сюжет оперы довольно запутан, главные персонажи действуют мало, и их действия, мягко говоря, непредсказуемы. Основан сюжет на драме Виктора Гюго «Эрнани», но либретто, написанное Франческо-Марией Пьяве, почти не сохранило тонкой иронии Гюго.

Партия Эрнани — страстная, темпераментная — написана для драматического тенора. Герой романтически влюблен в Эльвиру.

Дон Карлос — это Карл I, король Испании. Он горд, властолюбив и тоже влюблен в несчастную Эльвиру. По ходу действия в возрасте девятнадцати лет он становится императором Священной Римской империи Карлом V. Он родился в Генте, во Фландрии, в 1500 году, а умер в монастыре Святого Юста в Эстремадуре, в Испании, в 1558 году; Карл приходился сыном Филиппу Красивому, эрцгерцогу Австрии, и Иоанне Безумной, королеве Кастилии. Если вспомнить историю, он был одним из великих императоров неправдоподобно огромной империи, которая образовалась не только из земель, завоеванных в войнах, но и из территорий, унаследованных или полученных в виде выкупа. Многие из этих земель приобрел его дед по отцовской линии Максимилиан Австрийский. Между прочим, того же самого императора — Карла V — мы встречаем в другой опере Верди — «Дон Карлос». К тому времени он уже отрекся от престола (в 1556 году) в пользу своего сына Филиппа II Испанского и появляется (как некая таинственная фигура) в монастыре Святого Юста, чтобы спасти своего внука, инфанта, от инквизиции.

По ходу действия в «Эрнани» упоминаются и Дон Карлос, и Карл I Испанский, и император Карл V. Все это один и тот же человек.

Дон Руй Гомес де Сильва, дядя Эльвиры, человек жесткий, непреклонный до абсурда. Он тоже утверждает, что любит Эльвиру, и густыми, наполненными звуками рассказывает о своей страсти королю. Никто, кажется, не ставит под сомнение такие запутанные взаимоотношения, и в результате мы видим, как все три главных героя оперы преследуют бедную девушку.

Эльвира — сопрано (кто же, как не сопрано, может воплотить на сцене несчастную девушку с такой ужасной судьбой?). Она воркует, как нежная голубка в золоченой клетке, а около клетки рвутся и лают три красивых сторожевых пса.

Разумеется, то и дело упоминаются гостеприимство, честь, ненависть, гордость и месть, а Эльвира мечется между враждующими друг с другом преследователями. Время от времени она умоляет их прекратить вражду, но, естественно, безуспешно. Конечно, все три героя призывают смерть — очень экзальтированно и на самых высоких нотах своих диапазонов, — часто хватаются за кинжалы и то и дело грозят покончить с собой.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Самые известные оперы мира: Риголетто (Rigoletto), Дж. Верди

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Риголетто (Rigoletto), Дж. Верди

Музыкальная драма в трёх действиях; либретто Ф. М. Пиаве по драме В. Гюго «Король забавляется». Первая постановка: Венеция, театр «Ла Фениче», 11 марта 1851 года.

Действующие лица:
герцог Мантуанский (тенор), Риголетто (баритон), Джильда (сопрано), Спрафучиле (бас), Маддалена (контральто), Джованна (меццо-сопрано), граф Монтероне (баритон), кавалер Марулло (баритон), Маттео Борса (тенор), граф Чепрано (бас), графиня Чепрано (меццо-сопрано), офицер (тенор), паж герцогини (меццо-сопрано); кавалеры, дамы, пажи, слуги.

Действие происходит в Мантуе и её окрестностях в XVI веке.

Действие первое.
В великолепном зале герцогского дворца бал. Распутный герцог похваляется придворному Борсе своими любовными приключениями: с некоторых пор он каждое воскресенье встречает приглянувшуюся ему незнакомку в церкви, куда приходит переодетый. Между тем он начинает ухаживать на балу за графиней Чепрано («Questa o quella, per me pari sono»; «Та иль эта — я не разбираю»). Горбун Риголетто, придворный шут, высмеивает графа Чепрано. Придворные задумывают отомстить ему за его острый язык. Неожиданно появляется граф Монтероне, пришедший защитить честь дочери, соблазнённой герцогом. И его не щадят насмешки Риголетто. Монтероне выгоняют из зала, но прежде он под общий ропот проклинает герцога и особенно Риголетто.

Ночь. Неприметный домик на глухой улочке. Риголетто думает о проклятии Монтероне. Наёмный убийца Спарафучиле предлагает ему свои услуги. Оставшись один, Риголетто изливает свои чувства бедного, презренного горбуна, вынужденного смешить других («Pari siamo! Io la lingua, egli ha il pugnale»; «С ним мы равны: владею словом, а он кинжалом»). Вся его ненависть к придворным закипает в нём, но, войдя в дом, он несколько успокаивается. Его ждёт дочь. Они нежно беседуют (дуэт «Figlia!.. Mio padre!..»; «Джильда! Отец мой!»). После смерти жены у Риголетто больше никого нет на свете. Прежде чем уйти, он велит служанке Джованне охранять дочь. Когда Риголетто выходит со двора, туда незаметно проникает переодетый герцог, бросив Джованне кошелёк. Он называет себя бедным студентом Гвальтьером Мальде и объясняется Джильде в любви («E il sol dell’anima»; «Верь мне, любовь — это солнце и розы»). Оставшись одна, девушка повторяет имя таинственного поклонника («Caro nome che il mio cor»; «Сердце радости полно»).

В темноте внимание Риголетто привлекают вооружённые придворные в масках: они убеждают его, что хотят похитить жену графа Чепрано, живущего поблизости. На самом деле их жертва — Джильда. Риголетто присоединяется к ним, ему надевают маску и повязку на глаза («Zitti, zitti, moviamo a vendetta»; «Тише, тише»). Джильду похищают, издалека доносятся её крики. Риголетто срывает с глаз повязку и с ужасом убеждается в происшедшем.

Действие второе.
Зал во дворце. Герцог взволнован. Вернувшись в дом Джильды, он не нашёл её там. Он клянётся найти похитителей и отомстить («Parmi veder le lacrime»; «Вижу голубку милую»). Придворные рассказывают ему о ночном приключении, о том, как они похитили любовницу Риголетто. Так герцог узнаёт, что девушка во дворце; он спешит увидеть её. Входит Риголетто, напевая с затаённым страданием, затем бросается к запертой двери, за которой исчез герцог («Cortigiani, vil razza dannata»; «Куртизаны, исчадье порока»). После приступа гнева он умоляет вернуть ему его единственное сокровище.

Джильда в слезах сама выходит к отцу и рассказывает ему обо всём («Tutte le feste al tempio»; «В храм я вошла смиренно»). Мимо ведут в темницу Монтероне. Горбун замышляет страшную месть («Si, vendetta, tremenda vendetta»; «да, настал час ужасного мщенья»).

Действие третье.
Таверна на другом берегу реки. Ночь. Джильда и Риголетто подходят к окну. Риголетто привёл дочь, которая всё ещё любит герцога, посмотреть на то, как он развлекается с другой, напевая любовную песенку («La donna e mobile»; «Сердце красавиц»). Он ухаживает за сестрой Спарафучиле Маддаленой. Джильда в отчаянии. Риголетто утешает дочь, обещая вскоре отомстить (квартет «Bella figlia dell’amore»; «О красотка молодая»). Он отправляет её в Верону, где они должны будут встретиться. Когда Джильда уходит, Риголетто даёт Спарафучиле задаток за убийство герцога, остальное он заплатит, когда получит труп.

Начинается буря. Герцог засыпает. Маддалена просит брата пощадить его («Somiglia un Apollo quel giovine»; «Наш гость, и красивый, и ласковый»). Возвращается Джильда в мужской одежде, уже собравшаяся в дорогу, и слышит их разговор. Спарафучиле соглашается убить первого, кто появится до полуночи. Джильда понимает, что настал её час: голос любви сильнее рассудка. Она стучит в дверь и падает под ударами Спарафучиле. Гроза стихает. В полночь Риголетто забирает мешок с телом и собирается бросить его в воду. Но вот в ночи раздаётся песенка герцога («Сердце красавиц»). Горбун разрезает мешок и видит Джильду. Умирая, дочь просит простить её. Риголетто падает на её труп с криком: «Ах! Вот где старца проклятье!»

Успех венецианской премьеры (после многочисленных изнурительных репетиций) был полным, и последующие представления (двадцать одно) его подтвнрдили. Более настороженными были оценки критики, скорее недоумевавшей по поводу тех «новшеств», которые теперь нам кажется легче всего признать и оценить. Шедевр Верди начал триумфальное шествие по театрам Италии и других стран (за исключением, до 1857 года, Франции из-за протеста Гюго, автора литературного источника оперы, драмы «Король забавляется»).

Характеры и обстановка, как известно, предстали на сцене во всей их жизненной силе. Герцог Мантуанский — образ блистательный, удивительный, производящий впечатление цельности при всей антипатии, которую вызывают его нравы. О нём следует судить, когда он находится в центре своего двора, с изображением которого Верди быстро освоился, сузив его размеры по сравнению с двором французского короля Франциска I (действующего лица драмы Гюго); выведение короля на сцену венецианская цензура не одобрила, как не одобрила она горб Риголетто и мешок, в который кладут умирающую Джильду,- эти детали остались без изменения благодаря твёрдой воле Верди. Консервативная цензура выступила с нападками на оперу и вне Венеции, всячески третирую опасный сюжет. Между тем перенос действия из Франции в Мантую и замена великолепного французского дворца мантуанским оказались весьма на руку драматической манере Верди этих лет: в более камерной обстановке герои снижены и вдвинуты в тесные рамки, почти невозможные, судя по их «статуарности», но при этом они приближены к зрителям (и в дальнейшем, даже предпочитая более обширное пространство, Верди будет использовать приём подобных ограничений для непосредственного воздействия на зрителей).

Мантуанский двор очень хорошо изображён уже в первом действии, настоящем исходном пункте всех линий сюжета, развивающихся и пересекающихся впоследствии. Тщеславие придворных усугубляется их развязной грубостью, которую герцог — Дон Жуан с большим правдоподобием пытается компенсировать склонностью к нежной любви, совершенно чуждой настоящему Дон-Жуану, герою Моцарта. Именно такая любовь влечёт его к Джильде, дикой голубице, и вносит во все галантные клише нежно-патетическое и чрезмерно страстное чувство. Даже в его восхвалении сестры Спарафучиле есть возвышенная чистота, что как будто противоречит натуре этого циничного волокиты. Когда без его ведома похищают Джильду, волнение юного герцога тоже искренне, хотя исполнители этой роли его обычно преувеличивают, и хотя с такой же непритворной лёгкостью (так кажется) он поспешит овладеть девушкой, а затем беспечно перенесёт своё внимание на другие предметы. Придворных Верди объединяет общностью образа мыслей наподобие того, как это было в комических операх Моцарта и Россини. На всех них падает проклятье настоящего аристократа, Монтероне: это сигнал к раскрытыю судьбы Риголетто, уже давно навеки проклятого, образа почти вневременного.

Джильда как дочь своего отца-парии должна была бы или достичь неожиданного, огромного счастья, которое бы совершенно отделило её от семьи, или пойти другим путём, столь же предрешённым и последовательным, путём самопожертвования.

Какое-то время будущее её полно чудесной неопределённости (это передают вокализы и чистые, гибкие, высокие ноты арии «Сердце радости полно»). Затем всё идёт, как мы уже знаем. Джильда слишком бесплотна, чтобы быть счастливой. Это декоративный образ раннего романтизма, ещё несущий печать XVIII века, и безумие современных людей, от которых она так далека, может только лишить её девственной чистоты.

Все нити действия сходятся в третьем акте в классической форме квартета, верного эстетическим канонам раннего романтизма, ещё соблюдающего классические формы. Центром является основная мелодия тенора, который выделяется как подлинная мишень Риголетто, бормочущего в темноте. Обе женщины остаются, напротив, во власти очарования герцога: Маддалена щебечет, Джильда подхватывает её мотив (и как бы сближает с порывами и трепетами тенора), не в силах оторваться от него, хотя её сдерживает и прерывает отец. Из сочетания драматической ситуации и выбранной музыкальной техники, почти инструментальной, рождается редкостный по силе театральный, визуально-сценический эффект. Классически строгая конструкция, в которой контрасты дополняют друг друга, неожиданно рушится под натиском бури, настоящего шабаша; сквозь бурю доносятся жалобы несчастных героев и равнодушный смех убийцы, Спарафучиле. Этот персонаж в целом производит юмористическое впечатление, то ли потому, что его злодейский нрав не чужд проблеска сочувствия, то ли потому, что бедный горбун думает найти в этом висельнике товарища. Их встреча происходит ночью в переулке, в тёмной глубине сознания. Пробуждение принесёт ужас, жестокий свет разочарования. Дочь становится жертвой «правой мести» Риголетто, правой, по мнению несчастного, тщетно восставшего против несправедливой судьбы и тем самым призвавшего новое наказание «страшного бога». Безжалостная ирония судьбы. Даже спасение герцога вызывает сочувствие публики, и кажется, что только в глазах Риголетто он выглядит негодяем. Вина ложится на тех, кто пожил. Им в качестве утешения остаются слёзы, каких, быть может, никогда не проливали в музыкальной драме.

Теперь все так хорошо знают мелодии из «Риголетто», — «La donna е mobile» («Сердце красавицы»), квартет («Bella,-figlia dell’amore» — «О, красотка молодая») и другие, — что трудно себе представить, что когда-то они считались опасными и чересчур вольными. Тем не менее самые первые читатели либретто, — а это были венецианские цензоры,- нашли его столь непристойным, что настояли на ряде весьма существенных изменений. А за несколько лет до того как была написана опера, пьеса, легшая в ее основу, была запрещена в Париже и снята после двух исполнений. И это несмотря на то, что автором ее был великий Виктор Гюго.

Этой пьесой была драма «Le roi s’amuse» («Король забавляется»), и главными персонажами в ней — исторические фигуры, король Франции Франциск I и его шут Трибуле. Сюжет ее, в основном, тот же, что и рассказанный в опере. Цензоров же, как в Париже, так и в Венеции, беспокоил тот нелестный облик, в котором представал реально существовавший французский король. Это было в 1832 году, когда в Европе отчетливо ощущались идеи романтизма и революции. Французские цензоры полагали, что представление такой пьесы на сцене может вдохновить народ на революционные действия. Либретто, которое читали венецианские цензоры, имело другое название — «La maledizione» («Проклятье»), но постыдным правителем в этом варианте оперы по-прежнему был все тот же Франциск I.

Верди пришлось столкнуться с теми же проблемами, когда он дал на чтение неаполитанским цензорам «Бал-маскарад». В случае с «Риголетто» изменения можно было сделать сравнительно легко. Место действия было перенесено в Италию; король был понижен в ранге и теперь стал герцогом, а его имя было изменено таким образом, что, если и не стало вымышленным, то, по крайней мере, не относилось к существовавшему герцогскому роду. Имя шута тоже было изменено на полностью вымышленное — Риголетто. По этому имени, которое, как полагают некоторые, должно «проглатываться столь же легко, как суп или свежий хлеб», была и названа опера.

Драма Гюго тоже вновь предстала на сцене уже в менее тревожное время под названием «Месть глупца». Она стала очень популярной благодаря, помимо прочего, замечательной игре Эдвина Бота, исполнившего в ней роль шута.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ.

В основу сюжета оперы положена драма В. Гюго «Король забавляется», написанная в 1832 году. После первого представления в Париже, вызвавшего политическую манифестацию, она была запрещена как подрывающая авторитет королевской власти. Гюго подал в суд, обвинив правительство в произволе и восстановлении цензуры, уничтоженной революцией 1830 года. Судебный процесс получил широкий общественный резонанс, но запрет снят не был — второе представление пьесы «Король забавляется» состоялось во Франции лишь полвека спустя.

Драматургия Гюго привлекла Верди яркими романтическими контрастами, бурным столкновением страстей, свободолюбивым пафосом, напряженным, динамичным развитием действия. Сюжет «Риголетто» Верди считал лучшим из всех, положенных им на музыку: «Здесь есть сильные ситуации, разнообразие, блеск, пафос. Все события обусловлены легкомысленным и пустым характером герцога; страхи Риголетто, страсть Джильды и пр. создают замечательные драматические эпизоды». Композитор по-своему трактовал образы Гюго, что вызвало протест со стороны писателя. В исторической драме с большими массовыми сценами и многочисленными подробностями жизни и быта двора Франциска I (1515—1547). Верди прежде всего очень заинтересовала психологическая драма.

Текст Гюго подвергся сокращению. Сюжет приобрел более камерное звучание; акцент был перенесен на показ личных взаимоотношений героев в психологически острых ситуациях. Некоторые сокращения были вызваны не только специфическими особенностями оперного жанра и индивидуальным замыслом композитора, но и опасениями цензурного запрета. Однако избежать столкновения с цензурой Верди не удалось. В начале 1850 года он разработал подробный план оперы, носившей название «Проклятье», и поручил написать текст Ф. Пиаве (1810—1876) — опытному либреттисту, который сотрудничал с Верди на протяжении многих лет. Часть музыки была уже написана, когда цензура потребовала коренной переработки либретто. Композитору предложили убрать исторический персонаж — короля, заменить безобразного главного героя (шута Трибуле) традиционным оперным красавцем и т. д. Верди решительно отверг требования цензуры, однако действие оперы долго переносили из страны в страну, изменяли заглавие, пока, наконец, Франциск I не превратился в герцога Мантуанского, Трибуле — в Риголетто, а опера получила более нейтральное название по новому имени шута.

Партитура «Риголетто» была закончена чрезвычайно быстро — в сорок дней. Премьера состоялась 11 марта 1851 года в Венеции. Опера была принята восторженно и быстро распространилась по всем европейским сценам, принеся Верди широчайшую популярность.

МУЗЫКА.

«Риголетто» — одно из наиболее известных произведений Верди. Действие оперы строится на резких драматических контрастах. В центре ее острая психологическая драма, многосторонне очерчивающая образ Риголетто — язвительного придворного шута, нежного, глубоко страдающего отца, грозного мстителя. Ему противостоит легкомысленный и развращенный герцог, обрисованный на фоне придворной жизни. Душевная чистота, беззаветная преданность олицетворены в образе юной Джильды.

Эти контрастные характеры выпукло, с замечательным богатством психологических оттенков воплощены в музыке оперы.

В оркестровом вступлении звучит трагическая мелодия проклятья, которая имеет в опере важное значение; она сменяется беззаботной музыкой бала, открывающей первый акт. На фоне танцев и хоров танцевального склада звучит блестящая жизнерадостная баллада герцога «Та иль эта — я не разбираю». Напряженный драматизм вносит проклятье Монтероне «Вновь оскорбленье»; патетическая вокальная мелодия поддерживается грозным нарастанием оркестровой звучности.

Во втором акте сцена со Спарафучиле и эпизод похищения своей зловещей окраской оттеняют светлые эпизоды, связанные с образом Джильды. Небольшой дуэт Риголетто и Спарафучиле предваряется мотивом проклятья. В монологе Риголетто «С ним мы равны» раскрывается широкий диапазон переживаний героя: проклятье судьбе, насмешки над герцогом, ненависть к придворным, нежная любовь к дочери. Дуэт Риголетто и Джильды пленяет лирически теплыми напевными мелодиями. Дуэт Джильды и герцога начинается в мечтательных тонах; красивая мелодия признания герцога «Верь мне, любовь — это солнце и розы» согрета искренним чувством. Колоратурная ария Джильды «Сердце радости полно» воплощает образ счастливой любящей девушки. Ее светлому, безмятежному настроению противопоставлен тревожный колорит сцены похищения, в центре которой — таинственный, приглушенный хор придворных «Тише, тише».

Третий акт начинается арией герцога «Вижу голубку милую»; певучая мелодия передает нежное, восторженное чувство. За арией следует хвастливый хор придворных. В большой драматичной сцене переданы душевные муки Риголетто; взоры гнева («Куртизаны, исчадье порока») сменяются страстной мольбой («О синьоры, сжальтесь вы надо мною»). Дуэту Риголетто и Джильды предшествует бесхитростный рассказ Джильды «В храм я вошла смиренно»; затем голоса героев объединяются в просветленной и скорбной мелодии. Мрачным контрастом звучит проклятье Монтероне. Ему отвечают полные решимости фразы Риголетто «Да, настал час ужасного мщенья».

В четвертом акте важное место занимает характеристика герцога — популярнейшая песенка «Сердце красавицы». В музыке квартета с замечательным совершенством воплощены противоречивые чувства: любовное признание герцога, задорные, насмешливые ответы Маддалены, скорбные вздохи Джильды, мрачные реплики Риголетто. Следующая сцена, сопровождаемая хором за кулисами, поющим с закрытым ртом, проходит на фоне грозы, которая подчеркивает душевное смятенье Джильды; драматизм достигает апогея в тот момент, когда доносится беззаботная песенка герцога. Заключительный дуэт Риголетто и Джильды «Там, в небесах» перекликается с их дуэтом второго акта; в конце оперы вновь грозно звучит мотив проклятья.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru
%d такие блоггеры, как: