Самые известные оперы мира: Сила Судьбы (La Forza del Destino), Дж. Верди

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Сила Судьбы (La Forza del Destino), Дж. Верди

Опера в четырёх действиях; либретто Ф. М. Пиаве (при участии А. Гисланцони) по драме А. Сааведры «Альваро, или Сила судьбы» и с использованием сцены из драмы Ф. Шиллера «Лагерь Валленштейна».

Первая постановка: Петербург, Мариинский театр, 10 ноября 1862 года; окончательная редакция: Милан, театр «Ла Скала», 27 февраля 1869 года.

Действующие лица: маркиз де Калатрава (бас), Леонора де Варгас (сопрано), дон Карлос де Варгас (баритон), дон Альваро (тенор), Прециозилла (меццо-сопрано), приор (бас), брат Мелитон (бас), Курра (меццо-сопрано), алькальд (бас), мастро Трабуко (тенор), испанский военный врач (бас); погонщики мулов, испанские и итальянские крестьяне и крестьянки, испанские и итальянские солдаты, ординарцы, итальянские рекруты, монахи-францисканцы, нищие, маркитанки.

Действие происходит в Испании и Италии в середине XVIII века.

Действие первое.
В замке маркиза Калатравы его дочь Леонора, пожелав отцу спокойной ночи, ожидает своего возлюбленного дона Альваро, разрываясь между любовью к нему и к отцу, который противится этому союзу («Me pellegrina ed orfana»; «Стать бездомной сиротой»). Входит Альваро и убеждает Леонору покинуть отцовский дом. Она в конце концов соглашается («Son tua, son tua col core e colla vita»; «Твоя, твоя и сердцем, и жизнью»). Но тут появляется маркиз Калатрава. Альваро бросает пистолет, не желая угрожать маркизу, но случайным выстрелом смертельно ранит его. Умирая, отец проклинает дочь.

Действие второе.
Трактир в Севилье. Здесь собрались крестьяне, погонщики мулов, местный алькальд; три пары танцуют сегидилью. Переодетый Карлос, брат Леоноры, называющий себя студентом Передой, разыскивает обоих влюблённых. Появляется Леонора вместе с мелким торговцем Трабуко. Молодая цыганка Прециозилла призывает соотечественников поддержать итальянцев в их борьбе с немцами («Al suon del tamburo»; «Под гром барабанов»). Проходят паломники, и все присоединяются к их молитве. Леонора, давно разлучённая с Альваро, со страхом узнаёт брата и прячется. Карлос, скрыв своё имя, рассказывает мастро Трабуко историю убийства своего отца («Son Pereda, son ricco d’onore»; «Я — Переда, я честный малый»).

Леонора ищет убежища в монастыре («Madre, pietosa Vergine»; «Дева святая»). Она просит у приора разрешения поселиться неподалёку от монастыря и вести отшельнический образ жизни. Монахи клянутся не нарушать её покоя. Леонора постригается в монахини и удаляется (с хором «La Verginedegli Angeli»; «Пресвятая дева, царица ангелов»).

Действие третье.
В Италии, близ Веллетри, в лагере испанцев дон Альваро оплакивает своё несчастное прошлое («La vita e inferno all’infelice»; «Жизнь для несчастного — мученье!»). Он считает Леонору мёртвой («O tu che in seno agli angeli»; «Ах, ты к небесным ангелам»). Во время боя Альваро, скрывший своё имя, спас Карлоса, и оба поклялись друг другу в вечной дружбе («Amici in vita e in morte»; «Друзья в жизни и в смерти»). Но вот серьёзно ранен Альваро и просит Карлоса в случае его смерти уничтожить спрятанную пачку документов («Solenne in quest’ora»; «Одна только просьба!»). Карлоса одолевают сомнения относительно личности друга («Urna fatale del mio destino»; «Роковой жребий мой»). Среди документов он находит портрет Леоноры и узнаёт, что Альваро — его враг. Карлос не отказывается от мести («Egli e salvo! O gioia immensa»; «Он жив! О радость»).

В военном лагере царит оживление. Маркитанки подбодряют рекрутов («Non piangete, giovanotti»; «Не плачьте, ребятки»). Прециозилла предсказывает будущее («Venite all’indovina»; «Придите к гадалке»), а брат Мелитон произносит шутовскую проповедь. Цыганка пускается в пляс, вся толпа ей аккомпонирует («Ратаплан»).

Действие четвёртое.
В монастыре брат Мелитон не доволен новым монахом Рафаэлем, щедро одаряющим нищих, но приор защищает его. Появляется Карлос и узнаёт в Рафаэле Альваро. Враги удаляются на поединок («Le minacce i fieri accenti»; «Угрозы, гневные слова»). Леонора молится в своём уединении («Pace, pace mio Dio»; «Мира, мира, о боже!»). Неожиданно раздаётся шум, звон оружия. Альваро стучит в дверь, зовя исповедника: Карлос умирает, раненный на поединке. Леонора в волнении подбегает к брату, но тот наносит ей смертельный удар. Приор призывает всех к смирению. Леонора умирает, пообещав Альваро ждать его на небесах (терцет «Lieta poss’io precederti»; «С радостью опережаю тебя»).

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Самые известные оперы мира: Риголетто (Rigoletto), Дж. Верди

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Риголетто (Rigoletto), Дж. Верди

Музыкальная драма в трёх действиях; либретто Ф. М. Пиаве по драме В. Гюго «Король забавляется». Первая постановка: Венеция, театр «Ла Фениче», 11 марта 1851 года.

Действующие лица:
герцог Мантуанский (тенор), Риголетто (баритон), Джильда (сопрано), Спрафучиле (бас), Маддалена (контральто), Джованна (меццо-сопрано), граф Монтероне (баритон), кавалер Марулло (баритон), Маттео Борса (тенор), граф Чепрано (бас), графиня Чепрано (меццо-сопрано), офицер (тенор), паж герцогини (меццо-сопрано); кавалеры, дамы, пажи, слуги.

Действие происходит в Мантуе и её окрестностях в XVI веке.

Действие первое.
В великолепном зале герцогского дворца бал. Распутный герцог похваляется придворному Борсе своими любовными приключениями: с некоторых пор он каждое воскресенье встречает приглянувшуюся ему незнакомку в церкви, куда приходит переодетый. Между тем он начинает ухаживать на балу за графиней Чепрано («Questa o quella, per me pari sono»; «Та иль эта — я не разбираю»). Горбун Риголетто, придворный шут, высмеивает графа Чепрано. Придворные задумывают отомстить ему за его острый язык. Неожиданно появляется граф Монтероне, пришедший защитить честь дочери, соблазнённой герцогом. И его не щадят насмешки Риголетто. Монтероне выгоняют из зала, но прежде он под общий ропот проклинает герцога и особенно Риголетто.

Ночь. Неприметный домик на глухой улочке. Риголетто думает о проклятии Монтероне. Наёмный убийца Спарафучиле предлагает ему свои услуги. Оставшись один, Риголетто изливает свои чувства бедного, презренного горбуна, вынужденного смешить других («Pari siamo! Io la lingua, egli ha il pugnale»; «С ним мы равны: владею словом, а он кинжалом»). Вся его ненависть к придворным закипает в нём, но, войдя в дом, он несколько успокаивается. Его ждёт дочь. Они нежно беседуют (дуэт «Figlia!.. Mio padre!..»; «Джильда! Отец мой!»). После смерти жены у Риголетто больше никого нет на свете. Прежде чем уйти, он велит служанке Джованне охранять дочь. Когда Риголетто выходит со двора, туда незаметно проникает переодетый герцог, бросив Джованне кошелёк. Он называет себя бедным студентом Гвальтьером Мальде и объясняется Джильде в любви («E il sol dell’anima»; «Верь мне, любовь — это солнце и розы»). Оставшись одна, девушка повторяет имя таинственного поклонника («Caro nome che il mio cor»; «Сердце радости полно»).

В темноте внимание Риголетто привлекают вооружённые придворные в масках: они убеждают его, что хотят похитить жену графа Чепрано, живущего поблизости. На самом деле их жертва — Джильда. Риголетто присоединяется к ним, ему надевают маску и повязку на глаза («Zitti, zitti, moviamo a vendetta»; «Тише, тише»). Джильду похищают, издалека доносятся её крики. Риголетто срывает с глаз повязку и с ужасом убеждается в происшедшем.

Действие второе.
Зал во дворце. Герцог взволнован. Вернувшись в дом Джильды, он не нашёл её там. Он клянётся найти похитителей и отомстить («Parmi veder le lacrime»; «Вижу голубку милую»). Придворные рассказывают ему о ночном приключении, о том, как они похитили любовницу Риголетто. Так герцог узнаёт, что девушка во дворце; он спешит увидеть её. Входит Риголетто, напевая с затаённым страданием, затем бросается к запертой двери, за которой исчез герцог («Cortigiani, vil razza dannata»; «Куртизаны, исчадье порока»). После приступа гнева он умоляет вернуть ему его единственное сокровище.

Джильда в слезах сама выходит к отцу и рассказывает ему обо всём («Tutte le feste al tempio»; «В храм я вошла смиренно»). Мимо ведут в темницу Монтероне. Горбун замышляет страшную месть («Si, vendetta, tremenda vendetta»; «да, настал час ужасного мщенья»).

Действие третье.
Таверна на другом берегу реки. Ночь. Джильда и Риголетто подходят к окну. Риголетто привёл дочь, которая всё ещё любит герцога, посмотреть на то, как он развлекается с другой, напевая любовную песенку («La donna e mobile»; «Сердце красавиц»). Он ухаживает за сестрой Спарафучиле Маддаленой. Джильда в отчаянии. Риголетто утешает дочь, обещая вскоре отомстить (квартет «Bella figlia dell’amore»; «О красотка молодая»). Он отправляет её в Верону, где они должны будут встретиться. Когда Джильда уходит, Риголетто даёт Спарафучиле задаток за убийство герцога, остальное он заплатит, когда получит труп.

Начинается буря. Герцог засыпает. Маддалена просит брата пощадить его («Somiglia un Apollo quel giovine»; «Наш гость, и красивый, и ласковый»). Возвращается Джильда в мужской одежде, уже собравшаяся в дорогу, и слышит их разговор. Спарафучиле соглашается убить первого, кто появится до полуночи. Джильда понимает, что настал её час: голос любви сильнее рассудка. Она стучит в дверь и падает под ударами Спарафучиле. Гроза стихает. В полночь Риголетто забирает мешок с телом и собирается бросить его в воду. Но вот в ночи раздаётся песенка герцога («Сердце красавиц»). Горбун разрезает мешок и видит Джильду. Умирая, дочь просит простить её. Риголетто падает на её труп с криком: «Ах! Вот где старца проклятье!»

Успех венецианской премьеры (после многочисленных изнурительных репетиций) был полным, и последующие представления (двадцать одно) его подтвнрдили. Более настороженными были оценки критики, скорее недоумевавшей по поводу тех «новшеств», которые теперь нам кажется легче всего признать и оценить. Шедевр Верди начал триумфальное шествие по театрам Италии и других стран (за исключением, до 1857 года, Франции из-за протеста Гюго, автора литературного источника оперы, драмы «Король забавляется»).

Характеры и обстановка, как известно, предстали на сцене во всей их жизненной силе. Герцог Мантуанский — образ блистательный, удивительный, производящий впечатление цельности при всей антипатии, которую вызывают его нравы. О нём следует судить, когда он находится в центре своего двора, с изображением которого Верди быстро освоился, сузив его размеры по сравнению с двором французского короля Франциска I (действующего лица драмы Гюго); выведение короля на сцену венецианская цензура не одобрила, как не одобрила она горб Риголетто и мешок, в который кладут умирающую Джильду,- эти детали остались без изменения благодаря твёрдой воле Верди. Консервативная цензура выступила с нападками на оперу и вне Венеции, всячески третирую опасный сюжет. Между тем перенос действия из Франции в Мантую и замена великолепного французского дворца мантуанским оказались весьма на руку драматической манере Верди этих лет: в более камерной обстановке герои снижены и вдвинуты в тесные рамки, почти невозможные, судя по их «статуарности», но при этом они приближены к зрителям (и в дальнейшем, даже предпочитая более обширное пространство, Верди будет использовать приём подобных ограничений для непосредственного воздействия на зрителей).

Мантуанский двор очень хорошо изображён уже в первом действии, настоящем исходном пункте всех линий сюжета, развивающихся и пересекающихся впоследствии. Тщеславие придворных усугубляется их развязной грубостью, которую герцог — Дон Жуан с большим правдоподобием пытается компенсировать склонностью к нежной любви, совершенно чуждой настоящему Дон-Жуану, герою Моцарта. Именно такая любовь влечёт его к Джильде, дикой голубице, и вносит во все галантные клише нежно-патетическое и чрезмерно страстное чувство. Даже в его восхвалении сестры Спарафучиле есть возвышенная чистота, что как будто противоречит натуре этого циничного волокиты. Когда без его ведома похищают Джильду, волнение юного герцога тоже искренне, хотя исполнители этой роли его обычно преувеличивают, и хотя с такой же непритворной лёгкостью (так кажется) он поспешит овладеть девушкой, а затем беспечно перенесёт своё внимание на другие предметы. Придворных Верди объединяет общностью образа мыслей наподобие того, как это было в комических операх Моцарта и Россини. На всех них падает проклятье настоящего аристократа, Монтероне: это сигнал к раскрытыю судьбы Риголетто, уже давно навеки проклятого, образа почти вневременного.

Джильда как дочь своего отца-парии должна была бы или достичь неожиданного, огромного счастья, которое бы совершенно отделило её от семьи, или пойти другим путём, столь же предрешённым и последовательным, путём самопожертвования.

Какое-то время будущее её полно чудесной неопределённости (это передают вокализы и чистые, гибкие, высокие ноты арии «Сердце радости полно»). Затем всё идёт, как мы уже знаем. Джильда слишком бесплотна, чтобы быть счастливой. Это декоративный образ раннего романтизма, ещё несущий печать XVIII века, и безумие современных людей, от которых она так далека, может только лишить её девственной чистоты.

Все нити действия сходятся в третьем акте в классической форме квартета, верного эстетическим канонам раннего романтизма, ещё соблюдающего классические формы. Центром является основная мелодия тенора, который выделяется как подлинная мишень Риголетто, бормочущего в темноте. Обе женщины остаются, напротив, во власти очарования герцога: Маддалена щебечет, Джильда подхватывает её мотив (и как бы сближает с порывами и трепетами тенора), не в силах оторваться от него, хотя её сдерживает и прерывает отец. Из сочетания драматической ситуации и выбранной музыкальной техники, почти инструментальной, рождается редкостный по силе театральный, визуально-сценический эффект. Классически строгая конструкция, в которой контрасты дополняют друг друга, неожиданно рушится под натиском бури, настоящего шабаша; сквозь бурю доносятся жалобы несчастных героев и равнодушный смех убийцы, Спарафучиле. Этот персонаж в целом производит юмористическое впечатление, то ли потому, что его злодейский нрав не чужд проблеска сочувствия, то ли потому, что бедный горбун думает найти в этом висельнике товарища. Их встреча происходит ночью в переулке, в тёмной глубине сознания. Пробуждение принесёт ужас, жестокий свет разочарования. Дочь становится жертвой «правой мести» Риголетто, правой, по мнению несчастного, тщетно восставшего против несправедливой судьбы и тем самым призвавшего новое наказание «страшного бога». Безжалостная ирония судьбы. Даже спасение герцога вызывает сочувствие публики, и кажется, что только в глазах Риголетто он выглядит негодяем. Вина ложится на тех, кто пожил. Им в качестве утешения остаются слёзы, каких, быть может, никогда не проливали в музыкальной драме.

Теперь все так хорошо знают мелодии из «Риголетто», — «La donna е mobile» («Сердце красавицы»), квартет («Bella,-figlia dell’amore» — «О, красотка молодая») и другие, — что трудно себе представить, что когда-то они считались опасными и чересчур вольными. Тем не менее самые первые читатели либретто, — а это были венецианские цензоры,- нашли его столь непристойным, что настояли на ряде весьма существенных изменений. А за несколько лет до того как была написана опера, пьеса, легшая в ее основу, была запрещена в Париже и снята после двух исполнений. И это несмотря на то, что автором ее был великий Виктор Гюго.

Этой пьесой была драма «Le roi s’amuse» («Король забавляется»), и главными персонажами в ней — исторические фигуры, король Франции Франциск I и его шут Трибуле. Сюжет ее, в основном, тот же, что и рассказанный в опере. Цензоров же, как в Париже, так и в Венеции, беспокоил тот нелестный облик, в котором представал реально существовавший французский король. Это было в 1832 году, когда в Европе отчетливо ощущались идеи романтизма и революции. Французские цензоры полагали, что представление такой пьесы на сцене может вдохновить народ на революционные действия. Либретто, которое читали венецианские цензоры, имело другое название — «La maledizione» («Проклятье»), но постыдным правителем в этом варианте оперы по-прежнему был все тот же Франциск I.

Верди пришлось столкнуться с теми же проблемами, когда он дал на чтение неаполитанским цензорам «Бал-маскарад». В случае с «Риголетто» изменения можно было сделать сравнительно легко. Место действия было перенесено в Италию; король был понижен в ранге и теперь стал герцогом, а его имя было изменено таким образом, что, если и не стало вымышленным, то, по крайней мере, не относилось к существовавшему герцогскому роду. Имя шута тоже было изменено на полностью вымышленное — Риголетто. По этому имени, которое, как полагают некоторые, должно «проглатываться столь же легко, как суп или свежий хлеб», была и названа опера.

Драма Гюго тоже вновь предстала на сцене уже в менее тревожное время под названием «Месть глупца». Она стала очень популярной благодаря, помимо прочего, замечательной игре Эдвина Бота, исполнившего в ней роль шута.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ.

В основу сюжета оперы положена драма В. Гюго «Король забавляется», написанная в 1832 году. После первого представления в Париже, вызвавшего политическую манифестацию, она была запрещена как подрывающая авторитет королевской власти. Гюго подал в суд, обвинив правительство в произволе и восстановлении цензуры, уничтоженной революцией 1830 года. Судебный процесс получил широкий общественный резонанс, но запрет снят не был — второе представление пьесы «Король забавляется» состоялось во Франции лишь полвека спустя.

Драматургия Гюго привлекла Верди яркими романтическими контрастами, бурным столкновением страстей, свободолюбивым пафосом, напряженным, динамичным развитием действия. Сюжет «Риголетто» Верди считал лучшим из всех, положенных им на музыку: «Здесь есть сильные ситуации, разнообразие, блеск, пафос. Все события обусловлены легкомысленным и пустым характером герцога; страхи Риголетто, страсть Джильды и пр. создают замечательные драматические эпизоды». Композитор по-своему трактовал образы Гюго, что вызвало протест со стороны писателя. В исторической драме с большими массовыми сценами и многочисленными подробностями жизни и быта двора Франциска I (1515—1547). Верди прежде всего очень заинтересовала психологическая драма.

Текст Гюго подвергся сокращению. Сюжет приобрел более камерное звучание; акцент был перенесен на показ личных взаимоотношений героев в психологически острых ситуациях. Некоторые сокращения были вызваны не только специфическими особенностями оперного жанра и индивидуальным замыслом композитора, но и опасениями цензурного запрета. Однако избежать столкновения с цензурой Верди не удалось. В начале 1850 года он разработал подробный план оперы, носившей название «Проклятье», и поручил написать текст Ф. Пиаве (1810—1876) — опытному либреттисту, который сотрудничал с Верди на протяжении многих лет. Часть музыки была уже написана, когда цензура потребовала коренной переработки либретто. Композитору предложили убрать исторический персонаж — короля, заменить безобразного главного героя (шута Трибуле) традиционным оперным красавцем и т. д. Верди решительно отверг требования цензуры, однако действие оперы долго переносили из страны в страну, изменяли заглавие, пока, наконец, Франциск I не превратился в герцога Мантуанского, Трибуле — в Риголетто, а опера получила более нейтральное название по новому имени шута.

Партитура «Риголетто» была закончена чрезвычайно быстро — в сорок дней. Премьера состоялась 11 марта 1851 года в Венеции. Опера была принята восторженно и быстро распространилась по всем европейским сценам, принеся Верди широчайшую популярность.

МУЗЫКА.

«Риголетто» — одно из наиболее известных произведений Верди. Действие оперы строится на резких драматических контрастах. В центре ее острая психологическая драма, многосторонне очерчивающая образ Риголетто — язвительного придворного шута, нежного, глубоко страдающего отца, грозного мстителя. Ему противостоит легкомысленный и развращенный герцог, обрисованный на фоне придворной жизни. Душевная чистота, беззаветная преданность олицетворены в образе юной Джильды.

Эти контрастные характеры выпукло, с замечательным богатством психологических оттенков воплощены в музыке оперы.

В оркестровом вступлении звучит трагическая мелодия проклятья, которая имеет в опере важное значение; она сменяется беззаботной музыкой бала, открывающей первый акт. На фоне танцев и хоров танцевального склада звучит блестящая жизнерадостная баллада герцога «Та иль эта — я не разбираю». Напряженный драматизм вносит проклятье Монтероне «Вновь оскорбленье»; патетическая вокальная мелодия поддерживается грозным нарастанием оркестровой звучности.

Во втором акте сцена со Спарафучиле и эпизод похищения своей зловещей окраской оттеняют светлые эпизоды, связанные с образом Джильды. Небольшой дуэт Риголетто и Спарафучиле предваряется мотивом проклятья. В монологе Риголетто «С ним мы равны» раскрывается широкий диапазон переживаний героя: проклятье судьбе, насмешки над герцогом, ненависть к придворным, нежная любовь к дочери. Дуэт Риголетто и Джильды пленяет лирически теплыми напевными мелодиями. Дуэт Джильды и герцога начинается в мечтательных тонах; красивая мелодия признания герцога «Верь мне, любовь — это солнце и розы» согрета искренним чувством. Колоратурная ария Джильды «Сердце радости полно» воплощает образ счастливой любящей девушки. Ее светлому, безмятежному настроению противопоставлен тревожный колорит сцены похищения, в центре которой — таинственный, приглушенный хор придворных «Тише, тише».

Третий акт начинается арией герцога «Вижу голубку милую»; певучая мелодия передает нежное, восторженное чувство. За арией следует хвастливый хор придворных. В большой драматичной сцене переданы душевные муки Риголетто; взоры гнева («Куртизаны, исчадье порока») сменяются страстной мольбой («О синьоры, сжальтесь вы надо мною»). Дуэту Риголетто и Джильды предшествует бесхитростный рассказ Джильды «В храм я вошла смиренно»; затем голоса героев объединяются в просветленной и скорбной мелодии. Мрачным контрастом звучит проклятье Монтероне. Ему отвечают полные решимости фразы Риголетто «Да, настал час ужасного мщенья».

В четвертом акте важное место занимает характеристика герцога — популярнейшая песенка «Сердце красавицы». В музыке квартета с замечательным совершенством воплощены противоречивые чувства: любовное признание герцога, задорные, насмешливые ответы Маддалены, скорбные вздохи Джильды, мрачные реплики Риголетто. Следующая сцена, сопровождаемая хором за кулисами, поющим с закрытым ртом, проходит на фоне грозы, которая подчеркивает душевное смятенье Джильды; драматизм достигает апогея в тот момент, когда доносится беззаботная песенка герцога. Заключительный дуэт Риголетто и Джильды «Там, в небесах» перекликается с их дуэтом второго акта; в конце оперы вновь грозно звучит мотив проклятья.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Самые известные оперы мира: Реквием (Messa da Requiem), Дж. Верди

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Реквием (Messa da Requiem), Дж. Верди

«Реквием» («Messa da Requiem») для сопрано, мецоо-сопрано, тенора, баса, хора и оркестра. Первое исполнение 22 мая 1874 г. в Милане, в церкви San Маrсо.

1. REQUIEM (хор, солисты)
2. DIES IRAE
Dies irae (хор)
Tuba mirum (хор, бас)
Liber scriptus (меццо-сопрано, хор)
Quid sum miser (сопрано, меццо-сопрано, тенор)
Rex tremendae (солисты, хор)
Recordare (сопрано, меццо-сопрано)
Ingemisco (тенор)
Confutatis (бас, хор)
Lacrymosa (солисты, хор)
3. OFFERTORIO (солисты)
4. SANCTUS (двойной хор)
5. AGNUS DEI (сопрано, меццо-сопрано, хор)
6. LUX AETERNA (меццо-сопрано, тенор, бас)
7. LIBERA ME (сопрано, хор)

«Реквием» — единственное произведение Верди, пользующееся такой же широкой популярностью, как и лучшие из его 26 опер. Законченный весной 1874 года, через несколько лет после «Аиды», «Реквием» имел длительную историю создания. Запечатлев патриотические настроения Верди, «Реквием» увековечил память о его великих соотечественниках.

Первоначальный замысел был связан с именем Россини, умершим 13 ноября 1868 года. «Хотя меня и не связывала с ним очень тесная дружба, я оплакиваю вместе со всеми потерю этого великого артиста, — писал Верди. — В мире угасло великое имя! Это было имя самое популярное в нашу эпоху, известность самая широкая — и это была слава Италии!» Уже четыре дня спустя после смерти Россини Верди предлагает тщательно разработанный проект увековечения его памяти: «Я предложил бы наиболее уважаемым итальянским композиторам… объединиться с целью написать траурную мессу, которую исполнили бы в годовщину смерти Россини.
…Этот реквием нужно было бы исполнять в церкви Сан-Петронио в городе Болонья, подлинной музыкальной родине Россини.
…Надо будет создать комиссию из людей толковых, чтобы наладить проведение этого исполнения, и прежде всего для того, чтобы выбрать композиторов, распределить между ними части реквиема и упорядочить общую форму всей этой работы. Это сочинение… должно будет показать наше преклонение перед человеком, смерть которого оплакивает сейчас весь мир».
Такая комиссия была создана из профессионалов Миланской консерватории, а части распределены по жребию между 12 композиторами (увы, ни одно из этих имен не пережило своего времени). Верди досталась последняя часть Libera me, которая нечасто используется при написании реквиема — обычно он завершается частью Agnus Dei.
Год спустя Верди сообщал, что решил сам сочинить весь «Реквием», причем к тому времени им уже были созданы две первые части, составившие единое целое с ранее написанной последней частью, доставшейся ему в 1868 году по жребию.
В томже 1868 году состоялась долгожданная встреча Верди с другим, не менее знаменитым, чем Россини, современником — писателем Алессандро Мандзони. Еще 16-летним юношей Верди прочел роман «Обрученные». «Это величайшая книга нашей эпохи, и одна из самых великих книг, созданных человеческим умом. И это не только книга, это утешение для человечества», — писал Верди. Композитор боготворил Мандзони, называл его «великим поэтом», «великим гражданином», «святым человеком», «славой Италии».
Узнав о смерти Мандзони (22 мая 1873 года), Верди не поехал в Милан, сказав: «у меня не хватает мужества присутствовать на его похоронах», но уже на следующий день принял решение создать грандиозный памятник — «Реквием», который лучшие певцы должны были исполнить в Милане в годовщину смерти Мандзони.

Отказавшись от первоначально задуманных 12 частей, Верди разделил традиционный текст католической заупокойной мессы на 7 частей, из которых самая грандиозная — 2-я, в свою очередь, распадается на 9 эпизодов.

№1 Requiem (Вечный покой) начинается едва слышным шепотом хора, которому противопоставлен более светлый, энергичный квартет солистов.

№2 Dies irae (День гнева) рисует остро конфликтные картины Страшного суда, полные смятения и ужаса. Составляющие эту часть эпизоды напоминают оперные сцены с чередованием хора, сольных ариозо, дуэтов, трио, квартетов. Музыкально-образное изображение смерти Dies irae сменяется перекличками четырех труб за сценой и в оркестре Tuba mirum (Труба предвечного) и мрачным, словно застывшим соло баса. Затем следуют два лирических эпизода с красивыми печальными мелодиями: соло меццо-сопрано Liber scriptus (Книга написанная) и терцет Quid (Что скажу я, несчастный). Они разделены звучанием грозного хора Dies irae. Эпизод Rex tremendae построен на контрасте мрачных фраз хора и умоляющих — квартета солистов. Следующие три эпизода — лирические: светлый, спокойный женский дуэт Recordare (Помяни, Иисус благой), совершенно по-оперному звучащее ариозо тенора Ingemisco (Виновный, вздыхаю и каюсь), величавое, но более скорбное соло баса Confutatis (Суд изрекши посрамленным). В последний раз возникающий в этой части грозный Dies irae гораздо короче предыдущих проведений и вскоре уступает место печально умиротворенному квартету с хором Lacrymosa (Слезный день тот). Это завершающий 2-ю часть эпизод — один из самых проникновенных, с мелодией удивительной красоты.

Три последующие части образуют светлый мир произведения.

№3 Offertorio (Приношение даров) — декоративно созерцательный квартет солистов развертывающийся неторопливо, в приглушенной звучности.

№4 Sanctus (Свят), открывающийся соло труб, — блестящая фуга для двойного хора, воплощение созидательной ликующей силы жизни.

№5 Agnus Dei (Агнец Божий) — сдержанный, отрешенный дуэт женских голосов, вариации в старинном стиле на необычную тему в духе средневекового церковного песнопения в унисон.

№6 Lux aeterna (Вечный свет) — терцет солистов, построенный на контрасте света и тьмы, с постепенным возвращением настроений 1-й части.

№7 Libera me (Освободи меня, Господи) — развернутый финал, основанный, как и 2-я часть, на противопоставлении разнохарактерных эпизодов. Драматическое соло сопрано подводит к возвращению музыкальной темы грозного хора Dies irae. В центре — скорбный эпизод без сопровождения оркестра (сопрано с хором), как воспоминание о 1-й части. Завершает произведение полная решимости хоровая фуга, которая перекликается с двойной фугой 4-й части.

Работал Верди над «Реквиемом» настолько быстро, что уже три месяца спустя, в августе 1873 года, послал приглашение для участия в премьере любимой певице, первой Амнерис итальянской постановки «Аиды», Марии Вальдман. На партию сопрано он выбрал выдающуюся чешскую певицу, сорокалетнюю Терезу Штольц (Терезину Штольцеву), участвовавшую в итальянских премьерах «Дона Карлоса», «Силы судьбы» и «Аиды».

Премьера «Реквиема» состоялась в Милане, в соборе Сан Марко 22 мая 1874 года под управлением Верди, а три дня спустя — в театре Ла Скала и прошла с огромным успехом.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Самые известные оперы мира: Разбойники (I Masnadieri), Дж. Верди

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Разбойники (I Masnadieri), Дж. Верди

Мелодрама в четырех актах; либретто А. Маффеи по драме Шиллера.
Первая постановка: Лондон, Королевский театр, 22 июля1847 г.

Основные действующие лица: граф Максимилиан фон Моор (бас); Карл, его сын (тенор); Франческо, младший брат Карла (баритон); Амалия, племянница графа (сопрано); Арминьо, камердинер графа (тенор).

Действие происходит в Богемии, Саксонии в XVIII веке.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Самые известные оперы мира: Отелло (Otello), Дж. Верди

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Отелло (Otello), Дж. Верди

Музыкальная драма в четырёх актах; либретто А. Бойто по одноимённой трагедии Шекспира.

Первая постановка: Милан, театр «Ла Скала», 5 февраля 1887 года.

Действующие лица:
Отелло (тенор), Яго (баритон), Кассио (тенор), Родериго (тенор), Лодовико (бас), Монтано (бас), Дездемона (сопрано), Эмилия (меццо-сопрано), герольд (бас); солдаты и моряки Венецианской республики, жители Кипра, греческие воины, далматы, албанцы, хозяин таверны, четверо слуг в таверне, гребец.

Действие происходит в конце XV века в приморском городе на острове Кипре, подчинённом Венеции.

Действие первое.
Замок на берегу моря. Вечер. На море шторм, корабль Отелло, назначенного губернатором острова, приближается к берегу, где собралась толпа встречающих, среди которых: венецианский дворянин Родериго, влюблённый в Дездемону, недавно ставшую женой Отелло, Яго, враждебно настроенный по отношению к новому губернатору, так как он обошёл его званием, Монтано, бывший наместник острова. Буря утехает, словно услышав мольбы народа («Dio, fulgor della bufera!»; «Грозный лев святого Марка!»).

Корабль причаливает. Вот и Отелло: тёмный цвет кожи мавра не помешал ему стать генералом венецианского флота. Теперь он радуется победе над мусульманами («Esultate!»; «Честь и слава!»). Народ начинает веселиться на берегу («Fuoco di gioia»; «Пламя пылает»). Яго решает напоить Кассио («Innafia l’ugola»; «Наполнен кубок мой»), ставшего капитаном в обход Яго. С подвыпившим капитаном, который должен идти в ночной дозор, затевает ссору Родериго. Монтано пытается разнять их, но Кассио ранит его. Отелло вынужден вмешаться, он лишает Кассио звания, велит Яго навести порядок и всем расходиться по домам: он сам будет охранять покой острова. Дездемона присоединяется к мужу; в нежной беседе они вспоминают прошлое, наслаждаются счастьем быть вместе («Gia nella notte densa»; «Кончился день тревожный»).

Действие второе.
Яго, сделав вид, что хочет помочь Кассио, советует ему попросить посредничества Дездемоны. Она как раз вышла на прогулку вместе со служанкой Эмилией, женой Яго. Кассио подходит к Дездемоне, а Яго, между тем, выражает своё презрение к жизни, подвластной одному злу («Credo in un Dio crudel»; «Быть лишь орудьем чьей-то воли»). Затем он намекает Отелло на двусмысленный характер беседы его жены и Кассио. Мавр, в сердце которого разгорается ревность, требует у Яго доказательств измены Дездемоны, которую в это время славят жители острова («Dove guardi splendono raggi»; «Взор твой ярче звёздных лучей»). Когда она обращается к мужу, заступаясь за бывшего капитана, тот превратно истолковывает её внимание к Кассио. Дездемона роняет платок, и Яго быстро выхватывает его из рук Эмилии.

Мавр чувствует, что его героическое прошлое растоптано изменой жены («Ora e per sempre addio»; «О, счастье жизни былой»). Яго утверждает, что слышал, как Кассио во сне произносил имя Дездемоны («Era la notte»; «Помню, в походе»), и видел у него в руках её платок, свадебный подарок Отелло. Мавр торжественно клянётся отомстить, к его клятве присоединяется Яго («Si pel ciel marmoreo giuro!»; «Я клянусь небесным сводом»).

Действие третье.
Дездемона вновь просит за Кассио. Отелло в ярости: где платок, его подарок? Он обвиняет жену в неверности и прогоняет (дуэт «Dio! ti giocondi, o sposo»; «О, дорогой Отелло»). Отелло, горя жаждой мщения и терзаемый мыслью, что потерял свою любовь («Dio! mi potevi scagliar tutti i mali»; «Бог! Ты мог дать мне позор»), подслушивает двусмысленный и развязный, специально устроенный Яго, разговор его с Кассио, во время которого Кассио показывает другу платок Дездемоны, найденный им у себя в комнате. Отелло клянётся убить её своими руками (дуэт-терцет «Vieni; l’aula e deserta»; «Можешь войти свободно»). Яго нашёптывает ему: «Своей рукой убейте, там, в вашей спальне». А с Кассио он расправится сам.
Прибывает делегация из Венеции: Отелло временно призывают на родину, вместо него назначен Кассио. Мавр даёт волю своему гневу, оскорбляет Дездемону, заставляет её встать на колени, плакать посреди всеобщего смятения (септет «A terra!.. si»; «На землю… Да… покрыта позором..!»). Оставшись один, он лишается чувств.

Действие четвёртое.
Дездемона в своей комнате, готовясь ко сну, охвачена мрачными предчувствиями. Она поёт старую грустную песню («Mia madre aveva una povera ancella»; «Когда-то девушку мать приютила»), молится («Ave Maria»; «Дева святая»). Отелло входит через потайную дверь. Поцелуем он будит уснувшую жену и требует покаяться в грехах. Молодая женщина в ужасе, Отелло душит её. Вбегает Эмилия: Кассио только что убил Родериго, напавшего на него по наущению Яго. Отелло признаётся в убийстве жены. Эмилия зовёт на помощь, сбегаются люди. При всех она разоблачает Яго. Отелло закалывается, в последний раз поцеловав Дездемону («Niun mi tema»; «О, не бойтесь, не страшна эта шпага»).

Когда премьерный спектакль в «Ла Скала» закончился, зрители обрушили на автора целый шквал восторгов. Великолепен был оркестр под руководством Франко Фаччо, великолепны постановка и исполнение Морелем роли Яго, менее удачны — выступления Таманьо (Отелло) и Панталеони (Дездемоны). Критики бурно восхваляли мастрество композитора и его творческое долголетие, недооценивая подлинное значение оперы, котороя заняла подобающее ей место в истории музыкального театра только в первой половине XX века, затмив даже другие оперы Верди. Первоначальная оценка «Отелло» была связана с восприятием оперы как принадлежащей вагнеровскому направлению, тогда всё больше — с одобрения многих деятелей культуры — распространившемуся в Италии, захваченной волной симфонизма, главным проводником которого оказался Вагнер. В наши дни, оглядывая всё оперное наследие Верди, можно яснее представить себе место этого шедевра в эволюции различных стилистических манер композитора, по отношению к которым «Отелло» является итогом и в то же время обладает самостоятельным значением. Урок этой оперы, современной, впитавшей новые достижения, но остающейся в пределах итальянской традиции, будет усвоен молодыми музыкантами. Альберто Савиньо писал о функции оркестра, представляющего под влиянием Вагнера большой шаг вперёд, то есть отличного от оркестра предыдущих опер Верди, что он «не более чем поддерживает снизу, своими массивными опорами, пение, парящее над сценой, а самыми насыщенными и содержательными становятся унисоны».

Гораздо важнее целостное восприятие оперы, такой, как Верди её создал, её архитектоники, складывающейся из органичных частей, тесно сгруппированых вокруг единого центра — источника жизни, противоречий, унижений и страданий в музыке, проходящей со своим героем все ступени от былой славы до последнего краха. Отелло подчиняется Яго, который знает жизнь и совершает насилие над ней, ибо время требует принесения в жертву героя и его достояния, в том числе любви. Яго — это бодрствующее, непреклонное, анархическое сознание, и он внушает симпатию публике. Отелло теряется перед ним. Он как тенор должен был бы стать героем действия, воплощением мужества и целомудрия. Но роль стремительно увлекает его на совершенно противоположный край, где он становится почти шутом. Перед лицом зрителей его оправдывает только подлинность внутренней трагедии, которую Верди с такой страстью извлекает на поверхность, только искренность слёз человека с тёмным цветом кожи, убивающего белокурую женщину, его идеал. Этот парадокс, граничащий с гротеском, является результатом нового оперного направления у Верди и порождает образ, идущий, конечно, от старика Шекспира, но и очень созвучный последним десятилетиям XIX века.

Это сразу становится очевидным в первом действии, во время любовного дуэта Отелло и Дездемоны, одного из самых прочувствованных и ностальгических во всей европейской музыке. Ещё до того, как между ними возникает роковой конфликт, эта страница есть уже воспоминание о счастье, оставшемся в прошлом. Несмотря на поцелуи в финале, любовь словно уносится в сияющую глубину ночного неба. В действительности остаются только непонимание, разлад, атмосфера так называемого веризма. Герои должны были бы создать впечатление подлинности жизни, движения, ускорения музыкальной речи или сценического развития, прежде всего в отдельных номерах, или хотя бы не застывать в неподвижной, словно посторонней действию картине.

Однако движение здесь иллюзорно, уменьшение мелодической энергии равносильно ловушке, в которую попадают мавр и Дездемона. Они бы хотели изливать свои чувства в старом стиле, мощном и широком, который давал персонажам счастье существования даже внутри трагедии; но Яго заманивает их в западню благодаря искусному плетению нитей и узоров, коварно сокрушающих высокие чувства с их пъедестала. Отелло с его могучим голосом ничего не остаётся кроме сдавленного крика (можно заметить, что и его уверенная вступительная ария «Ликуйте!», в сущности, полна усталости). Дездемоне, которая могла бы стать Джильдой, или Виолеттой, или Амелией (это доказывает великолепный ансамбль третьего акта), после песни об иве останется только «Ave Maria» с современной гармонизацией (восходящей, впрочем, к партии романтической Агаты Вебера). Яго, напротив, хитрый и коварный, способный на скороговорку, на устройство пышных, развращающих вакханалий (в разнузданно-цветистом стиле), торжествует благодаря высокопарным вокальным излияниям, усыпляющим чужую совесть («Credo»). Но все они задыхаются в звуковой драпировке с её дымчатыми, порой экзотическими красками, переливающимися драгоценным и сумрачным блеском. Всё та же логичная синтаксическая непрерывность формы является первым признаком асфикции, изысканным одеянием, скрывающим страшные язвы, постыдные следы жестокости. Тщательное избегание раздробленности, настойчивость повторов, тематических предвосхищений, упрямое заполнение пустот — во всём этом есть что-то маниакальное… Всё же эти персонажи жизненны, они так теплы, «пластичны» (по выражению Савиньо), что вид их столь ужасной гибели возбуждает неизбывное волнение. Верди не мог сделать большего.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ.

В августе 1879 года либреттист А. Бойто (1842—1918) познакомил Верди с эскизами своего либретто по трагедии Шекспира «Отелло» (1604). Композитор одобрительно отозвался о них, но согласия писать оперу не дал. Бойто, преклонявшийся перед гением Верди и мечтавший о сотрудничестве с ним, упорно настаивал и вскоре принес композитору законченное либретто. Лишь в начале 1881 года Верди принялся за сочинение, которое растянулось на долгий срок. Композитор стремился создать произведение, достойное своего литературного первоисточника. Шекспир был его самым любимым писателем. Еще в сороковые годы Верди написал оперу «Макбет», к которой вновь вернулся спустя почти 20 лет; многие годы он работал над «Королем Лиром», но, не удовлетворенный либретто, уничтожил, как предполагают, уже готовую оперу, частично использовав ее музыку в других произведениях; с Шекспиром связано и последнее творение Верди — комическая опера «Фальстаф».

В создании либретто «Отелло» Верди принадлежала ведущая роль. По его указаниям Бойто несколько раз менял план, заново переписывал целые сцены. Шекспировский сюжет подвергся существенным изменениям. Композитор сконцентрировал действие вокруг основного конфликта — столкновения Отелло и Яго, придав ему общечеловеческое звучание, освободив интригу от мелких бытовых подробностей.

Завершив сочинение в ноябре 1886 года, Верди принял непосредственное участие в его постановке. Премьера состоялась 5 февраля 1887 года в Милане и вылилась в подлинный триумф итальянского национального искусства. Вскоре эта опера была признана во всем мире лучшим, наиболее совершенным творением Верди.

МУЗЫКА.

«Отелло» — музыкальная трагедия, поражающая правдивостью и глубиной воплощения человеческих характеров. Необычайной рельефностью и драматической силой отмечены музыкальные портреты Отелло — героя и воина, страстного любящего супруга, человека доверчивого и одновременно неистового в своей ярости, кроткой и чистой Дездемоны, коварного Яго, попирающего все нравственные законы. Хоровые эпизоды дополняют образы главных персонажей, выражая отношение к ним народа. Важную роль в опере играет оркестр, передающий эмоциональную, атмосферу событий, исключительное богатство психологических оттенков.

Первый акт открывается грандиозной вокально-симфонической картиной бури, которая сразу же вводит в гущу напряженной борьбы, острых столкновений. Вершина этой динамичной сцены — появление Отелло, сопровождаемое радостным хором. В сцене пирушки причудливый хор «Радости пламя» мелодией и живописным оркестровым сопровождением словно рисует разгорающиеся огни праздничных костров. Застольная песня Яго пронизана едким сарказмом. Дуэт Отелло и Дездемоны «Темная ночь настала», предваряемый проникновенным звучанием солирующих виолончелей, изобилует напевными мелодиями. В заключении дуэта в оркестре появляется страстная, экстатическая мелодия любви.

Во втором акте центральное место занимают характеристики Яго и Отелло. Образ Яго — сильного, не знающего колебаний, но душевно опустошенного человека — запечатлен в большом монологе «Верю в творца жестокого»; в твердых, решительных музыкальных фразах звучит скрытая издевка, усиливаемая оркестровым сопровождением (в заключение слышится взрыв язвительного хохота). Выразительный контраст создает кипрский хор «Ты посмотришь — все заблестит», подчеркивающий чистоту и непорочность Дездемоны; просветленный характер музыки создается звучанием детских голосов, прозрачным аккомпанементом мандолин и гитар. В квартете (Дездемона, Эмилия, Отелло и Яго) широкие, полные спокойного благородства мелодии Дездемоны противостоят взволнованным, горестным фразам Отелло. Ариозо Отелло «С вами прощаюсь навек, воспоминанья», сопровождаемое воинственными фанфарами, близко героическому маршу; это краткий музыкальный портрет мужественного полководца. Контрастом ему служит рассказ Яго о Кассио «То было ночью»; его вкрадчивая, завораживающая мелодия, покачивающийся рисунок сопровождения напоминают колыбельную. Дуэт Отелло и Яго (клятва мести) по характеру музыки перекликается с ариозо Отелло.

Третий акт строится на резком противопоставлении торжественности массовых сцен, в которых народ приветствует Отелло, и его глубокого душевного смятения. Дуэт Отелло и Дездемоны открывается нежной мелодией «Здравствуй, супруг мой милый». Постепенно фразы Отелло становятся все более тревожными и взволнованными; в конце дуэта начальная лирическая мелодия звучит иронически и обрывается гневным возгласом. Разорванные, мрачные, словно застывшие фразы монолога Отелло «Боже, ты мог дать мне позор» выражают подавленность и оцепенение: певучая мелодия второй части монолога пронизана сдержанной скорбью. Замечательный септет с хором — вершина драмы: ведущая роль принадлежит здесь Дездемоне, ее проникновенные мелодии полны горестных предчувствий.

В четвертом акте первенствует образ Дездемоны. Скорбное оркестровое вступление с солирующим английским рожком создает трагическую атмосферу обреченности, предрекая близкую развязку. Это настроение усиливается в простой, народной по характеру песне Дездемоны с повторяющимися тоскливыми восклицаниями «Ива! Ива! Ива!». Широким диапазоном чувств отличается краткое оркестровое интермеццо (появление Отелло), завершаемое страстной мелодией любви. Диалог Отелло и Дездемоны, построенный на кратких, нервных репликах, сопровождается тревожной пульсацией оркестра. Последняя характеристика Отелло — небольшой монолог «Я не страшен, хоть и вооруженный»; короткие фразы передают лихорадочную смену мыслей. В конце оперы, оттеняя драматизм развязки, в оркестре вновь проходит мелодия любви.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Самые известные оперы мира: Оберто, Граф ди Сан-Бонифачо (Oberto, conte di san Bonifacio), Дж. Верди

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Оберто, Граф ди Сан-Бонифачо (Oberto, conte di san Bonifacio), Дж. Верди

Опера в двух действиях, либретто А. Пьяцца и Т. Солера.
Первая постановка: Милан, театр «Ла Скала», 17 ноября 1839 года.

Главные действующие лица: Куница (меццо-сопрано), Риккардо (тенор), Оберто (бас), Леонора (сопрано).

Действие происходит в Бассано в 1228 году.

Действие первое.
Замок Бассано, принадлежащий герцогу Эдзелино. Рыцари и горожане славят правителя Вероны, графа Рикардо Скалигера, который собирается жениться на сестре герцога — принцессе Кунице. Этот брак должен укрепить могущество Вероны и положить конец междоусобным войнам. Рикардо восхваляет достоинства Куницы и свою дружбу с Эдзелино. Народ расходится. Появляется Леонора, дочь изгнанного графа Оберто ди Сан-Банифачио. Предстоящая свадьба не радует девушку: когда-то она была любима молодым графом, но теперь он оставил ее. Леонора клянется отомстить изменившему ей любовнику. Появляется Оберто, который тайно возвращается из Мантуи, где он находился в изгнании. Узнав о бесчестии дочери, он решил наказать обидчика. Неожиданно старый граф сталкивается со своей дочерью. Оберто обрушивает свой гнев на несчастную, но, видя отчаяние Леоноры, смягчается. Он решает вызвать Скалигера на дуэль. Отец и дочь, полные решимости, направляются в замок.

Свадебный зал во дворце Бассано. Гости превозносят добродетели молодой принцессы, но та невесела. Куницу терзает горестное предчувствие. Рикардо пытается успокоить невесту и клянется в верности и любви. Входит Леонора и, чуть позже, пробравшийся в замок Оберто. Принцесса возмущена, увидев перед собой смертельного врага ее брата и жениха. Леонора объясняет Кунице причину своего появления: Рикардо под чужим именем соблазнил ее, обещав жениться, но слова своего не сдержал. Скалигер не отрицает, что любил графиню, но он в свою очередь обвиняет ее в измене. Взбешенный Оберто вызывает Рикардо на дуэль. Молодой граф отказывается сражаться со стариком…

Действие второе.
Куница одна. Счастье, казавшееся таким близким, потеряно навсегда. Ей жаль и Леонору. Принцесса решает заставить Рикардо жениться на девушке. Во дворе замка собрались рыцари. Они отговаривают старого Оберто от дуэли, ведь герцог Эдзелино восстановил его в правах и вернул земли. Однако граф непреклонен — он обвиняет в подлости и трусости весь род Скалигеров. Рикардо вынужден обнажить меч. Куница успевает приостановить поединок. Принцесса предлагает Скалигеру взять в жены графиню ди Сан-Бонифачио. Рикардо согласен, но Оберто вновь оскорбляет его и погибает, сраженный Скалигером на поединке. Куница пытается успокоить несчастную Леонору. Рикардо, мучимый раскаянием, решает покинуть страну, оставив Леоноре свое состояние. Но девушка, не в силах пережить трагедии, уходит в монастырь.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Самые известные оперы мира: Набукко (Nabucco), Дж. Верди

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Набукко (Nabucco), Дж. Верди

Опера в четырёх действиях; либретто Ф. Солеры. Первая постановка: Милан, театр «Ла Скала», 9 марта 1842 года.

Действующие лица: Набукко (баритон), Абигайль (сопрано), Захария (бас), Измаил (тенор), Фенена (меццо-сопрано).
Действие происходит в Иерусалиме в VI веке до нашей эры.

Действие первое.
Войска вавилонского царя Навуходоносора (Набукко) осаждают Иерусалим. Жители города собрались в храме Соломона. Первосвященник Иерусалима, пророк Захария, стараясь укрепить в своей пастве веру в спасение, говорит о том, что дочь Навуходоносора Фенена в руках осажденных. Она любит племянника царя Иерусалима — Измаила, приняла веру его народа и всем сердцем сочувствует жителям города. Появляется Измаил, Он сообщает о страшном поражении войск Иерусалима. Народ в ужасе возносит тщетные молитвы к Богу. Только Захария непоколебимо верит в избавление. Он соединяет руки Фенены и Измаила и благословляет их.

Народ покидает храм. Фенена и Измаил, оставшись наедине, предаются воспоминаниям. Когда-то Измаил был посланником Иерусалима в Вавилоне. В те дни он и Фенена полюбили друг друга. Но как далеко то счастливое время. Что ждет их сейчас, что будет с их любовью? Внезапно в храме появляется Абигайль — внебрачная дочь Навуходоносора, рожденная от рабыни. Она пришла в сопровождении переодетых вавилонских воинов. Абигайль проклинает Фенену и Измаила, грозит сестре отмщением за измену вере предков. В то же время в душе Абигайли кипят противоречивые чувства. Юная воительница сама страстно любит Измаила и готова спасти его, если он будет принадлежать ей. Измаил гордо отвергает такой путь к спасению.

Храм вновь заполняет толпа народа, среди которого Захария и его сестра Анна. В страхе все ждут появления Навуходоносора. Вот и сам царь Вавилона в окружении своих воинов. Захария бесстрашно проклинает завоевателей. Фенена бросается между Навуходоносором и Захарией. Навуходоносор изумлен и разгневан поведением дочери. Между тем Захария угрожает заколоть Фенену, если правитель Вавилона проявит жестокость к побежденным. Но его решительно останавливает Измаил, объявляя Фенену своей женой. Общее смятение. Навуходоносор приказывает разрушить храм и увести в плен побежденных. Пленных заковывают в цепи…

Действие второе.
Вавилон. Покои Абигайли. Зная о том, что она незаконнорожденная, Абигайль переполнена злобой и ненавистью: не ее, а Фенену назначил Навуходоносор господствовать на время своего отсутствия. Входит верховный жрец Вавилона. Так же, как и Абигайль, он возмущен происходящим — пленные все еще живы, сочувствующая им Фенена, того и гляди, даст врагам свободу. Жрец призывает Абигайль свергнуть Фенену и самой занять трон Навуходоносора. «Ты должна править Вавилоном!»-восклицает он. Возникает заговор против Фенены.

В темнице, в подземелье дворца исступленно молится, взывая к Богу, Захария. В том же подземелье томятся остальные пленные, Священнослужители Иерусалима проклинают Измаила, обвиняя его в предательстве за то, что он предотвратил смерть Фенены. Измаил тщетно пытается оправдаться. За него вступается Анна. Встревоженная шумом, появляется Фенена. Следом за ней вбегает верный начальник стражи Навуходоносора Абдалло. Он спешит предупредить об опасности: раскрыт заговор, и заговорщики сейчас будут здесь. Абдалло умоляет Фенену бежать. Но поздно — угрожая оружием, заговорщики окружают пленных и Фенену. Входит Абигайль, с нею жрецы и воины. Они требуют смерти пленных и провозглашают Абигайль наместницей Вавилона. Но в этот момент появляется вернувшийся из победоносного похода Навуходоносор. Он надевает на свою голову корону, которую уже готова была захватить Абигайль. Упоенный победами, Навуходоносор в экстазе провозглашает себя богом. Внезапно удар молнии сбивает корону с головы Навуходоносора, и царь Вавилона теряет рассудок. Торжествуя, Абигайль поднимает корону. Ее мечта сбылась -теперь она правительница Вавилона…

Действие третье.
Среди висячих садов Вавилона Абигайль упивается властью. Поющие женщины прославляют бога Ваала. Вдали проводят пленных жителей Иерусалима. Верховный жрец Ваала приносит в тронный зал смертный приговор пленным и Фенене. Приводят Навуходоносора. Под властью недуга его сознание то проясняется, то вновь погружается в бездну безумия. Пользуясь моментом, Абигайль дает подписать царю смертный приговор. В минуту просветления Навуходоносор раскаивается, угрожает Абигайли, обещая раскрыть тайну ее рождения, умоляет позвать свою любимую дочь Фенену. Но жестокая Абигайль непреклонна. Звучит сигнал трубы — это сигнал к началу казни пленных. Абигайль отдает приказ арестовать Навуходоносора.

Пленные в тоске ожидают казни. Их пение полно возвышенной скорби. Мыслями своими уносятся они к далекой родине. Захария призывает соотечественников к твердости духа. Он предрекает скорое падение Вавилона.

Действие четвертое.
Комната во дворце, где содержится под арестом Навуходоносор. За окном слышен шум огромного шествия. Это ведут на казнь пленных и Фенену. В порыве отчаяния царь обращается с молитвой к Богу, и совершается чудо: разум возвращается к нему. Навуходоносор вновь полон решимости и энергии. В комнату вбегают преданные ему воины во главе с верным Абдалло, Вместе с ними Навуходоносор устремляется на спасение любимой дочери… Место казни у подножия идола Ваала. Во главе процессии приговоренных идут Захария и Фенена. В эту минуту раздаются крики: «Слава, Навуходоносор!» Появляется царь Вавилона со своими воинами. Мечом он поражает в грудь верховного жреца и разбивает идола Ваала. Фенена спасена, пленные жители Иерусалима получают свободу. Поверженная Абигайль кончает с собой.

Опера «Набукко» была написана в 1841 году и поставлена на сцене Ла Скала в 1842. Третья из двадцати пяти опер, созданных Верди, для нас «Набукко» является сочинением поистине таинственным, ибо в России эта опера была поставлена лишь в 1851 году в Петербурге, и с тех пор не возобновлялась на Мариинской сцене, а в Большом театре и вовсе никогда не шла.

Созданием «Набукко» мы обязаны чистой случайности. Не повстречай Верди либретто Темистокле Солера, не вырони его из рук, не раскройся оно прямо на странице с текстом для хора пленных иудеев, мы не имели бы ничего, написанного Верди, кроме двух первых опер. Только ради того, чтобы положить на музыку библейский сюжет, Верди изменил своему решению больше не сочинять. Но именно «Набукко» переломил судьбу композитора и заставил забыть провал двух его первых произведений.

Ничего подобного «Набукко», кроме, разве, «Реквиема», Верди не создал. «Набукко» – это эпическое сочинение, напоминающее ораторию, связанное с предшествующей итальянской и немецкой традицией написания опер на библейские темы («Моисей» Россини или «Навуходоносор» Кайзера).

Но, возможно, Библия нужна была Верди не с тем, чтобы следовать существовавшей музыкальной традиции, а для того, чтобы эту традицию нарушать. «Набукко» сочетает в себе довольно архаический способ построения сюжета, с совершенно новым накалом чувств, очень эффектным образом страсти.

Не случайно изящный Николаи, отказавшийся сочинять оперу на то же либретто, написал: «Верди сделался первым современным итальянским композитором… Но его опера абсолютно ужасна и унижает Италию». В «Набукко» современников притягивала сила страстей и оскорбляла их откровенность.

Страсти в этой опере еще не вполне персонифицированы. Герои воплощают не индивидуальные, но эпические эмоции. Но сам факт возможности появления страстей подобной силы на оперной сцене знаменателен!

Даже в ряду ранних опер Верди «Набукко» – явный феномен. Не случайно критики называли «Набукко» «драмой для хора» и даже «хоральной фреской», такое большое значение в опере играет хор. Хор пленных иудеев из «Набукко» сделался вторым национальным гимном. Именно он звучал при открытии Ла Скала после войны. На похоронах самого Верди и на похоронах Тосканини его пел народ.

В «Набукко» сочетались новые и старые театральные жанры. В рамках одной оперы, на глазах у зрителей рушились прежние формы оперного представления, и создавался новый театральный стиль, кристаллизовался тот тип оперного темперамента, который определил развитие итальянского музыкального театра вплоть до 10-х годов ХХ века. Здесь Верди создал универсальный и новый образ оперного героя, соответствовавший, быть может, новому человеческому типу предреволюционной Европы.

Итальянской публике в то время пришлось по вкусу кипение языческих страстей. После сочинения «Набукко» Верди стали называть «маэстро революции». Но музыка этой оперы проникнута не столько призывами к борьбе, сколько страхом перед неизбежным кровопролитием. В ее мелодиях Верди удалось передать жажду крови, охватившую Европу перед 1848 годом, и трепет ужаса перед грядущим.

Не только предощущение 1848 года породило музыку «Набукко», но и другая революция, происходившая в то время, революция исторической мысли, археологии.

В то время вообще внезапно изменилось отношение к истории. Из скучной университетской науки она сделалась главной дисциплиной, изучаемой не в теории, а на практике. История была повсюду, творилась самой жизнью, и люди были взбудоражены живым дыханием перемен. В то же время неожиданно открылось и стало выходить из-под земли древнее прошлое.

В тот год, когда Верди поставил свою оперу в Ла Скала, археолог Ботта, французский консул в Мосуле, занимавшийся энтомологией и бывший не столько ученым, сколько удачливым кладоискателем, приступил к раскопкам древнего поселения близ Ниневии. Вслед за первым открытием последовали и другие. Древняя вавилонская цивилизация обретала определенные черты. То, что казалось лишь библейской притчей, неверным мифом, вдруг сделалось очевидной реальностью.

Раскопки в Междуречье всколыхнули всю Европу и распахнули историческое сознание европейцев. Клинопись, расшифровка древнего языка, крылатые быки и львы, город Вавилон с его воротами и садами, окруженный тройным кольцом стен, знаменитый зиккурат, и сам царь Навуходоносор вошли в мир ХIХ века.

Но еще прежде, чем археология сумела пережить и осмыслить свои великие открытия, библейская древность была возвращена Верди на мировой музыкальный небосклон под знаком новых эмоций, новых форм театрального представления, новых вокальных требований. Хотя в «Набукко» нет этнографического колорита, опера достигает археологической точности в масштабе передачи страстей. Укрупненность человеческих эмоций создает эффект глубокой древности, удаленности от нас.

Новое историческое направление в оперном театре второй половины ХIХ века возникло из желания чувствовать себя дома в любом времени. Опера начала по-иному открывать пройденные прежними стилями сюжеты с тем, чтобы создать на их базе новый стиль. Словно бы делая глубокий вдох, опера погружалась в глубь истории, и оттуда начинала новый подъем. В 1842 году (в тот же год, что и «Набукко» в Ла Скала) была поставлена опера «Руслан и Людмила» Глинки, по-новому открывшая, вслед за «Аскольдовой могилой» Верстовского, русские исторические оперные сюжеты. Она восходила к истокам русской истории, к Киевской Руси. Так же, к древнейшему, библейскому прошлому, обращался Верди в «Набукко».

Быть может, не случайно золотое десятилетие постановок «Набукко» пришлось на эпоху великих археологических открытий в Вавилоне. До середины 50-х годов прошлого века «Набукко» прошел почти во всех крупных европейских театрах. А потом, почти на полстолетия, об этой опере забыли. Но интерес к «Набукко» угас не потому, что в партитуре обнаружились скрытые прежде несовершенства, а оттого, что человечество утратило способность воспринимать, как живую актуальность, события древней истории. Ему стали близки другие сюжеты и другие чувства. «Набукко» утолил внезапную жажду древности, и историческая опера обратилась к сюжетам менее старинным.

О «Набукко» часто вспоминают в нашем веке. В 1946 году исполнением фрагментов из оперы «Набукко» отмечали возрождение Ла Скала. В 1987 году Риккардо Мути, продирижировав «Набукко», стал музыкальным директором миланского театра. Знаменитой стала постановка Дэвида Паунтни на Брегенцском фестивале, в которой сюжет оперы был представлен как действие, рассказывающее о нацистах и евреях.

Но, пожалуй, не великими спектаклями знаменательна сценическая история «Набукко», а тем, что театры отзываются постановкой этой оперы на самые драматичные моменты своей истории. И в этом — особая загадка сочинения: оно стало более значительным, чем другие ранние оперы Верди. «Набукко» ассоциируется с грядущими переменами. Опера, появившаяся на острие времени, эпохи и стиля, она не пользуется популярностью в спокойные моменты истории. «Набукко» – символ обновления, возрождения, надежд на будущее. Именно в такой драматический момент и появляется «Набукко» в Большом театре.

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

Самые известные оперы мира: Макбет (Macbeth), Дж. Верди

Самые известные оперы мира. Оригинальное название, автор и краткое описание.

Макбет (Macbeth), Дж. Верди

Опера в четырех действиях, либретто Ф. М. Пиаве и А. Маффеи по одноименной трагедии Шекспира.
Первая постановка: Флоренция, театр «La Pergola», 14 марта 1847 года. Позднее опера переработана для Парижа. Ко второй редакции написана балетная музыка. Первая постановка в Париже 21 апреля1865 г. в Theatre Lyrique.

Действующие лица: Макбет, тан Гламиса (баритон, Банко (бас), Леди Макбет (сопрано), Дункан, король шотландский (немая роль), Малькольм, его сын (тенор), Придворная дама (меццо-сопрано), Макдуф, тан Файра (тенор), Врач, Слуга, Герольд (бас), Убийца (бас), Призраки. Ведьмы, дворяне, солдаты, шотландские изгнанники и т.д.

Действие происходит в Шотландии, а затем на границе Шотландии и Англии в 1040 году.

Действие первое.
Полководцы Макбет и Банко возвращаются после удачного похода против норвежцев. Неожиданно дорогу им преграждают ведьмы. Обращаясь к Макбету, колдуньи по очереди называют воина Гламисским и Кавдорским таном, они пророчат ему шотландскую корону. Рыцарь удивлен: ведь если гламисским таном он должен стать по праву наследования, то кавдорский тан жив, как и двоюродный брат Макбета — шотландский король Дункан. Банко ведьмы обещают, что он станет «не королем, но предком королей». Макбет озадачен — не его потомки будут править страной. Ведьмы исчезают. В душах обоих полководцев рождаются честолюбивые устремления. Их догоняют гонцы, посланные Дунканом: Кавдор-изменник казнен, его владения и титул переходят к Макбету. Он вздрагивает — первая часть предсказания сбылась, значит, могут сбыться и остальные пророчества. В нем просыпается стремление к власти: «кровавый замысел, не соблазняй меня…» Ведьмы ликуют, теперь Макбет у них в руках…

Замок Инвернесс. Леди Макбет читает письмо мужа, который сообщает ей о предсказаниях. Они непременно должны сбыться. Если Макбет лишь тщеславен, на коварство и жестокость его подтолкнет жена. Ничто не остановит ее на пути к трону. Слуги докладывают о прибытии Дункана, который проведет ночь в замке брата Макбета. Леди Макбет уверяет мужа, что это знак свыше. Рыцарь колеблется: добрый Дункан — брат и благодетель гламисского тана. Леди упрекает Макбета в том, что он не мужчина. Ему начинает мерещиться рука, протягивающая кинжал. Преодолев сомнения, Макбет врывается в спальню и убивает спящего Дункана. Но, с этого момента, душевное спокойствие и сон потеряны навсегда. Тщетно леди Макбет старается успокоить мужа. Окровавленный кинжал супруги подкладывают слугам короля. Известие об убийстве Дункана вызывает всеобщий ужас и гнев.

Действие второе.
Макбет мрачен: согласно предсказанию, на престол после него должны взойти потомки Банко. Пока и сам полководец, и его сын Флиенс живы. Не для того был убит Дункан. Их участь тоже решена, они обречены.

Банко направляется на пир в замок к Макбету, взошедшему на престол. Его одолевают зловещие предчувствия: он сомневается в том, кто настоящие убийцы короля. Еще мгновение и полководец падает, сраженный руками наемников, но Банко перед смертью успевает предупредить сына об опасности. Флиенс спасается бегством.

Шотландские таны собрались на пир, устроенный новым королем. Нет только Банко. Макбет обращается с вопросом: почему отсутствует его дорогой друг? Вошедшие убийцы сообщают королю, что сын Банко успел спастись. Макбета тревожит известие — это дурной знак. Внезапно перед ним возникает призрак Банко с окровавленным лбом, который занимает его королевское место.

Не понимая происходящего, гости удивлены поведением монарха. Леди Макбет успокаивает гостей и старается их развеселить, запевая застольную песню. Перед Макбетом вновь встает окровавленная тень. Король, объятый страхом, уже не владеет собой. Гости в ужасе расходятся.

Действие третье.
Макбет решает узнать свою судьбу у Гекаты и отправляется в логово ведьм. В ответ на свой вопрос он слышит три пророчества: Макбет должен избегать встреч с Макдуфом, таном Файфа, Макбета не сможет победить никто, рожденный женщиной; Макбет может быть спокоен, пока на него не двинется Бирнамский лес… Рыцарь успокаивается — еще не было случая, чтобы лес двинулся с места. Однако, он хочет услышать еще одно пророчество. Макбету является видение — восемь юношей, держащих зеркала и увенчанных коронами — символ грядущего. В последнем из них рыцарь узнает Банко. Макбет выхватывает меч, чтобы поразить его, но видение исчезает. Испуганный рыцарь теряет сознание. Когда он приходит в себя, ведьмы и духи исчезают. Появляется леди Макбет. Муж передает ей слова пророчества. Замок файфского тана Макдуфа должен сгореть дотла.

Действие четвертое.
Шотландские беженцы вспоминают о своей несчастной родине. Среди них Макдуф, чьи жена и сын погибли в Файфе. Во главе английских войск приближается принц Малькольм, сын убитого Дункана. Макдуф приказывает каждому воину срезать по ветви из находящегося рядом бирнамского леса, чтобы скрыть от неприятеля численность войск.

Темная ночь. Леди Макбет, как во сне, бродит по замку. Королева потеряла рассудок. Ей мерещатся призраки убитых по ее приказу людей: сын и жена Макдуфа. Она тщетно пытается смыть со своих рук кровавое пятно. Врач и служанка с глубокой скорбью наблюдают за помешательством своей госпожи.

Макбет готовится к предстоящему сражению. И хотя у него слишком мало людей, он уверен в своей неуязвимости. Вошедшая служанка сообщает ему о смерти королевы. «Жизнь — это повесть, которую написал глупец», — восклицает Макбет и бежит к бойницам.

Увидев надвигающийся на него лес, он вспоминает злополучное предсказание. Начинается битва. С легкостью Макбет поражает нападающих на него рыцарей, но перед ним появляется жаждущий мщения Макдуф.

Король еще надеется на победу, ведь он не может пасть от руки человека, рожденного матерью. Макдуф восклицает, что был вырезан из чрева матери до срока. Макбет поражен. Все предсказания сбылись, его гибель неизбежна. Умирающий Макбет проклинает колдуний и злополучную корону…
(Во второй редакции отсутствует сцена смерти Макбета. Принц Малькольм и солдаты славят освобождение Шотландии из под власти тирана).

ВЕРНУТЬСЯ К СПИСКУ «Самые известные оперы мира»

с сайтов http://fenixclub.com, http://belcanto.ru

%d такие блоггеры, как: